Леонид Григорьян как символ вольнодумия в Ростове

 Леонид Григорьян как символ вольнодумия в Ростове

22.03.2022 Автор Георгий Багдыков 299

    Леонид  Григорьян – учитель  латыни,  замечательный поэт и  переводчик. Он родился в Ростове-на-Дону. Отец его был экономистом, мать – библиотекарем. Она и привила своему сыну любовь к книгам и литературе.

   Выпускник историко-филологического факультета РГУ преподавал в школе №49 и в университете. С 1954 по 1989 годы, до выхода на пенсию, Леонид Григорьевич заведовал кафедрой латинского языка в Ростовском медицинском институте. Я сдавал ему экзамен по этому предмету. И в ту же пору, еще студентом, увлекся творчеством Леонида Григорьяна.

   Его стихи впервые были опубликованы в 1966-м в журнале «Новый мир». А дебютная книга, «Перо», вышла в Ростовском книжном издательстве два года спустя. Затем в Москве был издан лирический сборник Григорьяна «Друг» (1973) с предисловием Л. Озерова. Творчество ростовчанина высоко ценили и такие признанные мэтры литературы, как А. Тарковский, Ф. Искандер, Д. Самойлов, Н. Скребов, Т. Бек.

   Отношения с властью у Григорьяна складывались непросто. Его считали диссидентом и вольнодумцем. Да таким он и был! Третья книга его стихов, «Дневник», вызвала скандал. Поэта обвинили в антисоветских настроениях, тираж той книги был полностью уничтожен.

   Во времена перестройки Леонида Григорьяна вновь начали активно издавать. В 1988 году в Армении вышел его сборник стихов «Вечернее чудо». Тогда я учился на первом курсе медицинского института. В книжном магазине купил книгу своего преподавателя и был ею восхищен.

   На экзамене по латинскому языку Григорьян поставил мне «хорошо». После экзамена я подошел к Леониду Григорьевичу с книгой «Вечернее чудо» и попросил оставить автограф.

— Вы любите поэзию, Георгий Минасович? – поинтересовался Григорьян (он ко всем студентам обращался по имени-отчеству).

— Да, — кивнул я. – Но особо мне нравятся ваши стихи. Они необычные и совсем не советские.

— Творчество не может быть советским! – улыбнулся Леонид Григорьевич. – Стихи или талантливые, или нет!

   После этих слов Григорьян оставил мне автограф: «Георгию Багдыкову. Представителю славной медицинской генерации».

Эту книгу я бережно храню по сей день…

   Леонид Григорьевич не случайно был ярым антисталинистом: в 1937 году его отец был репрессирован, и он ребенком познал, что такое быть сыном врага народа.

   В ростовской литературной среде 70-80-х отлично знали, что именно из дома Григорьяна начинали путь запрещенные книги, а также подборки стихов самого поэта. Для творческой молодежи Григорьян был и легендой, и символом инакомыслия. В Союз российских писателей его приняли уже в другую историческую эпоху – в 1991 году.

   Леонид Григорьян был также великолепным переводчиком французской прозы и армянской поэзии – сделал понятными соотечественникам произведения А. Камю, Г. Шевалье, Ж.П. Сартра. Стихи и переводы Григорьяна печатались в журналах «Новый мир», «Дружба народов», «Дон», «Звезда», «Октябрь», «Знамя», «Литературное обозрение», «Ковчег», «Дети Ра» и других.

   Мы, студенты, в своей среде называли Григорьяна Мефистофелем за его колоритную внешность и бородку. Позже, когда Леонид Григорьевич пришел ко мне на работу за советом как к врачу, он, улыбаясь, сказал:

— А ведь я знаю, какое прозвище придумала мне молодежь! Но не обижаюсь. Мне, кстати, очень приятно прийти на консультацию к своему ученику. Значит, не зря я работал!

   В 2009 году ростовские поэты Дмитрий Коваленко и Виталий Федоров записали на видео воспоминания Григорьяна – сейчас их можно посмотреть в Интернете. А незадолго до смерти Григорьяна в издательстве «Старые русские» Натальи Старцевой увидело свет трехтомное собрание его сочинений. Вот одно из них:

Такая полоса. Такое время года.
Едва затих пролог – и траурная кода.
Ты жмешься у оград, как робкий пешеход,
А жерла труб трубят: в расход его, в расход!
Ну что ж, пускай расход. Финал вполне расхожий.
Ты чувствовал его своей дубленой кожей.
Но думал, что палач, не твой – всея земли
У мира на виду подаст команду: пли!
А будет все не так. Ты – малая толика,
Безгласная овца, ведомая к ножу…
Сказать? Нет, не скажу: проговорить – накликать.
Пока не скажет враг, я тоже не скажу.
Но будет это так…

   Умер Леонид Григорьевич 30 августа 2010 года. Похоронен он на Братском кладбище. 5 октября 2012-го на стене дома на улице Максима Горького, в котором жил и работал поэт, переводчик, литератор, латинист Леонид Григорьян, была установлена мемориальная доска.

Георгий БАГДЫКОВ.