ВЕСЕЛЯЩИЙ КОМПОТ

ВЕСЕЛЯЩИЙ КОМПОТ

10.04.2024 Автор Георгий Багдыков 117

     В девяностые годы минувшего столетия мне посчастливилось работать в нефро-урологическом центре медико-санитарной части завода «Ростсельмаш» в отделении дневного стационара, которым заведовал Евгений Александрович Бабичев − интеллигентный, спокойный, образованный, эрудированный и очень доброжелательный человек. 

     Времена были непростые, мы месяцами не получали зарплаты, а если и получали, то частями или нам выдавали ее какими-то запчастями, котлами, которые потом реализовывали на базаре, чтобы получить хоть какие-то деньги. Так жили не только мы, так жила почти вся страна.

     Парадоксально, конечно, но то время мне запомнилось как самое счастливое в моей жизни. Возможно потому, что был молод и не так остро ощущал все невзгоды.  

     А еще и потому, что у нас был замечательный, дружный коллектив и потрясающий заведующий, который объединял нас всех, организовывал праздники и различные торжества. Мы действительно жили одной семьей. Отмечали все праздничные даты и дни рождения. Гуляли весело, задорно, от души. Словно и не было никаких трудностей и голодных дней.

     Причем нередко после рабочего дня приглашали к себе в ординаторскую и всех сотрудников нефро-урологического центра, чтобы после работы отметить какое-либо событие.

     Вы, наверное, спросите, а на какие деньги мы «пировали» и кто оплачивал наш стол. Вы не поверите, но именно тогда я понял, как верно говорится в народе, что с миру по нитке − голому рубаха.

     Стол обычно организовывался так. Из дома приносили консервы, кто-то варил картошку, а кто-то резал сало. Многие жили тогда с огородов, кому-то помогали родственники из деревни. Нередко неоценимую помощь оказывали пациенты − торговцы с ближайших рынков и базаров.

     Сегодня в это сложно поверить, но тогда многие, в том числе и автор этих строк, жили натуральным обменом.

     Например, кто-то работает на заводе шампанских вин и приносит мне молодое вино, а я его обмениваю на куриные «ножки Буша» (тогда их продавали везде). Кто-то из пациентов − сигареты поштучно (так их продавали, как говорили, «в рассыпуху»), их тоже на что-то можно было обменять, тогда ведь многие курили. В счет зарплаты давали какие-то продукты и даже одежду. Для натурального обмена очень хорошо использовался также спирт «Рояль» и ликер «Амаретто», ну и так далее, и тому подобное.

     Нередко рабочие «Ростсельмаша» за то, что мы их лечили, старались нам чем-то помочь, что-то отремонтировать, чем-то угостить. Хотя им было очень непросто. Помню, когда «ушли» с завода легендарного генерального директора Юрия Александровича Пескова, то рабочие и мы, сотрудники медсанчасти, не получали зарплаты около восьми месяцев! Некоторые не выдерживали такой жизни. Знаю, были случаи суицида на заводе. Но не будем о грустном.

     Свойство человеческой памяти таково − помнить лучшее и веселое. А мы умудрялись веселиться и радостно жить даже в те непростые времена. Еще и организовывали поездки друг к другу на дачи или на природу на пикники. Было и такое.

     И вот как-то после работы мой заведующий Евгений Александрович Бабичев собрал сотрудников отделения в ординаторской. Собрал, разумеется, по случаю какого-то праздника. Уже и не вспомню, что отмечали. Но зато запомнился стол: деревенская картошка с ароматным подсолнечным маслом, квашеная капуста, селедочка, вкусно запеченные «ножки Буша» и сладкий домашний компот.

     Правда, некоторым моим коллегам этот компот показался слишком сладким. И Евгений Александрович попросил медсестру Тамару Ивановну разбавить его дистиллированной водой.

     Тамара Ивановна работала в кабинете, в котором проводилась цистоскопия (исследование, при котором специальным аппаратом-цистоскопом смотрят мочевой пузырь изнутри). Она быстро удалилась к себе в кабинет с кастрюлей компота. И вернулась счастливая, сказав заведующему, что компот попробовала, теперь он не слишком сладкий.

     Надо пояснить, что Тамара Ивановна человек непьющий. А потому очень любила не только компоты, но и морсы, узвары и настои из трав.

     Все стали с большим удовольствием и жадностью пить компот, нахваливая Тамару Ивановну и ее «глаз-алмаз», в том смысле, что она нашла удачную пропорцию и правильно все разбавила.

     Честно признаюсь, что в тот день из всех сидящих за столом выпивал умеренно только я. Выпил от силы рюмки три разбавленного спирта. Вот, кстати, тогда, в отличие от нынешнего времени, спирт в отделениях не был в дефиците. Он выручал очень многих докторов и медицинских сестер, становясь также своеобразной валютой, не говоря уже о том, что на нем готовились отличные наливки и настойки.

     Но вернемся к нашему застолью. Как я писал, в тот день выпивающим за столом оказался только я. Мне было немного тоскливо, я посматривал на часы, ожидая, когда освободится мой напарник, чтобы с ним уж по душам «поговорить за жизнь».

     Неожиданно я обратил внимание, что мои коллеги как-то необычно раскраснелись, стали говорливыми, начали друг другу рассказывать анекдоты.

     «Странно, − подумал я. − В отличие от меня никто не пил, а ведут себя как хорошо пьяные».

      − Георгий Минасович, − обратилась ко мне Тамара Ивановна, − запивайте спирт компотом, так лучше и вкуснее. Что толку с этой минералки, которую вы пьете?

     Тамара Ивановна налила мне компот и продолжила:

     − Как здорово! Как прекрасно! И без спиртного ведь как можно хорошо и весело сидеть.

     Заведующий произнес тост за наш дружный коллектив. И все выпили по компоту. Я тоже выпил свою разбавленную водой рюмочку спирта, запил компотом и замер, потому как у меня перехватило дыхание. Я внимательно посмотрел на заведующего, он на меня.

     − Георгий Минасович, вы подумали о том же, что и я? − поинтересовался у меня Евгений Александрович.

     Выдохнув, я кивнул в ответ.

     − Тамара Ивановна, а вы чем компот разбавляли?

     Вопрос заведующего буквально повис в воздухе. Все замолчали и стали напряженно смотреть в сторону Тамары Ивановны. Она тут же вскочила и побежала в свой кабинет. Буквально через минуту она вернулась, с ужасом глядя на нас.

     − Евгений Александрович, простите меня, я весь спирт в компот вылила. 

     Дальнейшее описывать не буду. Хочу лишь сказать, что есть такой веселящий газ − закись азота. Малые концентрации закиси азота вызывают легкое опьянение.

     А у нас тогда получился веселящий компот. Причем в буквальном смысле слова.

 Георгий БАГДЫКОВ.