СИЛЬНЫЕ ПОТРЯСЕНИЯ

СИЛЬНЫЕ ПОТРЯСЕНИЯ

15.04.2022 Автор Георгий Багдыков 266

   Каждый из нас был когда-то ребенком: наивным, непосредственным, любящим жизнь, людей, доверяющим взрослым. В детстве и солнце светит ярче, и трава зеленее, и птицы поют звонче, и каждый день полон новых сюрпризов и неожиданностей. Куда все это уходит?

   Когда становимся взрослыми, а соответственно циничными, расчетливыми? И почему непосредственность мы считаем глупостью? По крайней мере, в детстве нам неведома взрослая жизнь и живем мы совсем по другим законам.   

 Дедушка Фрейд считал, что человек формируется с младенчества. Именно тогда закладываются его характер и сексуальные комплексы. Это именно так. И нам, взрослым, надо обязательно готовить детей к взрослой жизни, чтобы они не сломались, столкнувшись с жестокой реальностью бытия.

   Я пошел в школу в те самые застойные годы, когда у нас в стране, как сказала одна дама, секса не было, как, впрочем, и много чего другого. В отличие от нынешних первоклассников, мы тогда имели слабые представления относительно того, откуда берутся дети. Но вопрос этот интересовал многих из нас.

− Жорик, ты же из семьи врачей. Расскажи, что ты знаешь об этом, − обратились ко мне мальчишки-сверстники.

− Точно не знаю, − ответил я. − Но слышал, что ребенок растет у мамы в животе, а потом рождается на свет.

− А как он туда попадает? − не унимались ребята.

− Видимо, мама пьет какие-то лекарства… − после некоторых раздумий ответил я.

− Ха-ха-ха… Твоя мама пьет лекарства… − начали смеяться надо мной пацаны. − А для чего тогда нужен папа?

   Я был растерян и не знал, что ответить.

− Пойдем, мы объясним тебе, для чего он нужен.

   Мальчишки потащили меня в школьный мужской туалет. Кто-то достал из портфеля красочный зарубежный порножурнал.

− Вот как делаются дети, − гордо заявил один из моих «просветителей».

  Я был в ужасе. «На этих фотографиях психически ненормальные люди, − думал я. − Как они могут вытворять такое? Если так делаются дети, то тогда на этом свете нет ничего святого».

   Нетрудно догадаться, что в том журнале была представлена вся «Камасутра» и даже более того.

«Неужели и мои родители вот так же «делали» меня?!» − в ужасе подумал я и чуть не расплакался.

   Все мальчишки с каким-то особым трепетом рассматривали журнал, понимая, что прикасаются к чему-то запретному, к какой-то особой тайне взрослой жизни.

   «И все равно тут что-то не так, − рассуждал я. − Это точно ненормальные люди. Так себя не ведут! При мне из взрослых никто таких вещей не вытворял».

   Первое время после просмотра журнала я относился к своим родителям с недоверием. Считал, что они что-то недоговаривают. Потом детские интересы взяли верх. Я играл в войну, смотрел мультики, гонял мяч у себя во дворе и забыл журнал, как страшный сон. Но то, что во взрослой жизни существуют тайны и недоговоры, я хорошо осознал.

   Года через два мы с родителями поехали отдыхать в горы Кабардино-Балкарии. Там есть чудесное место − Чегемские водопады. Природа в своей первозданной красоте произвела на меня неотразимое впечатление. Я был счастлив! Вокруг добрые, улыбающиеся и приветливые люди. Местные мальчишки с радостью играли со мной, а мне, городскому пацану, не было большего счастья, чем побегать по горам с барашками. Был у меня и свой любимец − барашек Бяша. Я играл с ним, гладил, разговаривал, а он лизал мне руки, когда я его кормил.

Но вот как-то вечером у взрослых намечался праздник. С самого утра они говорили о том, что будут делать шашлык. Особый. Из барашка. По всем правилам. Когда милые, добрые, улыбающиеся мне люди зарезали моего друга Бяшу, я испытал второе сильное потрясение в своей жизни.

«За что они убили моего Бяшу? − не понимал я. − Только для того, чтобы поесть этот гадостный шашлык?»

   У меня перед глазами были последние минуты жизни моего друга Бяши.

«Никогда больше не буду есть мяса, − решил я. − Потому что убивают ни в чем не повинных животных, чтобы сделать из них шашлык или отбивные. Какой ужас! Какая несправедливость!»

− Ты что, плачешь из-за Бяши? − смеялись надо мной местные мальчишки.

 Для них эта смерть была естественна, так как они, выросшие в горах, были ближе к природе.

− А травку тебе не жалко, которую ты для Бяши рвал? Она росла, росла, а ты ее сорвал, − хохотали пацаны.

   Я им ничего не ответил, но понял, что мир несовершенен. Вечером отказался кушать шашлык, а в столовой перестал есть мясные блюда. Мама быстро поняла, в чем дело, и даже поругала папу, что он упустил меня из виду и я присутствовал при Бяшиной смерти. Родители деликатно обходили эту тему, не заставляя меня кушать мясное, но незаметно подкладывали мне то колбаску, которую, кстати, я очень любил, то буженинку.

   Через какое-то время я опять начал есть мясо, забыв об ужасном происшествии.

   Прошли годы, я повзрослел и теперь с удовольствием занимаюсь сексом, не считая это чем-то ужасным, и люблю шашлык. Как меняет людей время! Куда делся тот мальчик? Сейчас, конечно, осознаешь, что секс и любовь – это разные вещи. Но любовь вместе с сексом прекрасна вдвойне. Понимаешь, что смерть невинного барашка – это суровый закон природы. Так устроен мир. Инстинкт размножения и смерть – вот два столпа плотской жизни.

   А тогда, в детстве, мне казалось, что мир вокруг прекрасен и только любовь, именно Любовь с большой буквы, должна окружать нас.

   Теперь же, когда смотрю на невинных детей, думаю, что, повзрослев, они неизбежно столкнутся в своей жизни со смертью, насилием, сексом. От нас, взрослых,будет зависеть их восприятие происходящего вокруг, то, какими глазами увидят они этот мир.

Георгий БАГДЫКОВ.