«ПОДРУГА ЮЛИИ НИКОЛАЕВНЫ»

«ПОДРУГА ЮЛИИ НИКОЛАЕВНЫ»

18.06.2023 Автор Георгий Багдыков 196

    Сейчас в нашем обществе многих людей волнует вопрос, связанный с их будущей пенсией. Люди не совсем понимают, что такое накопительная часть пенсии. Доживут ли они вообще до пенсии после пенсионной реформы. Если честно, вопросов у граждан немало. Эти вопросы возникли, когда началась пенсионная реформа, актуальны многие из них и сегодня.

    Представители старшего поколения еще не забыли, как в девяностые годы минувшего столетия обесценились все накопления граждан.

    Моя бабушка всю жизнь откладывала деньги на сберкнижку на безбедную старость. Она считала себя обеспеченным человеком. Когда бабушка вышла на пенсию, у нее на сберкнижке лежали 10 тысяч рублей. По советским меркам − большие деньги. Можно было купить две машины-«шестерки». Но в девяностые годы бабушка не могла на эти деньги купить себе даже буханку хлеба.

     Поэтому наши люди с недоверием отнеслись к предложению государства отдать накопительную часть будущей пенсии коммерческим банкам. Этих предложений было немало буквально несколько лет тому назад. Я понимаю это недоверие. Особенно у мужчин. Скажем откровенно, учитывая продолжительность жизни представителей сильного пола в нашей стране, надо еще постараться дожить до этой пенсии.

    Помню, как несколько лет назад мне и многим моим коллегам звонили представители разных банков с предложением положить накопительную часть будущей пенсии на их счета. Моей знакомой медсестре Юле представители одного из банков звонили буквально через день. Как-то я встретил ее на работе, во дворе больницы. Она шла в лабораторию. Но, увидев меня, остановилась. Мы с ней разговорились. Я стал расспрашивать ее о здоровье родителей, о личной жизни. Вдруг зазвонил Юлин мобильный телефон.

    − Это ужас! Опять мне звонят из банка с предложением разместить у них накопительную часть пенсии, а заодно взять выгодный кредит. Георгий Минасович, я не знаю, что мне делать, − стала причитать Юля.

    − Я знаю, что делать, − ответил я. – Дай, пожалуйста, свой телефон. Ты же у нас Юлия Николаевна?

    Юля испуганно кивнула и протянула мне мобильный телефон.

    − Алло, − произнес я своим мужским басом.

    − Здравствуйте, Юлия Николаевна, − раздался в ответ юношеский голос. − Мы хотим предложить вам разместить у нас вашу накопительную часть пенсии, а также взять выгодный кредит. Только сегодня в нашем банке самые небольшие проценты на выплату кредита…

    − Хорошо, я подумаю, − перебил я молодого человека. − А вообще, нехорошо женщине напоминать о ее возрасте и говорить ей о пенсии.

    − Простите, а вы кто? − растерялся юноша.

    − Как кто? Юлия Николаевна. Вы же ей звоните.

    Возникла пауза.

     − Я понял, вы друг Юлии Николаевны, − после минуты молчания радостно произнес молодой человек.

    − Вы неправильно поняли, − ответил я. − Я подруга Юлии Николаевны.

    Опять возникла пауза.

    − Вы подруга? − прервал молчание молодой человек.

    − И что вас удивляет? Я вам больше скажу, если вы еще раз позвоните Юлии Николаевне, то мы, феминистки Ростова, подадим на вас в суд.

   − За что? − обалдел юноша.

   − За то, что вы женщинам напоминаете об их возрасте, − пояснил я юноше. − Значит, правительство заботится о нас, продлевает нам молодость, а вы чем занимаетесь? Мы, феминистки Ростова, решительно протестуем! Еще вопросы есть?

    Молодой человек не выдержал моего напора и отключился.

    − Ну, вы, доктор, даете… − улыбнулась Юля, когда я закончил разговаривать с юношей.

   − Вот увидишь, он тебе больше не будет звонить, − пообещал я своей коллеге.

    Где-то через полгода я вновь встретил Юлю на работе.

    − Георгий Минасович, большое вам спасибо, − сказала она мне.

    − За что? − не сразу понял я, почему меня благодарит Юля.

    − Вы совершили маленькое чудо, − пояснила коллега. − После того как поговорили от лица якобы моей подруги с этим молодым человеком, мне перестали звонить из банка. Удивительно, но перестали звонить из всех банков сразу.

   − Обращайся, если что… − ответил я Юле.

   − Видимо, банкиры решили не связываться с ростовской Кончитой Вульф, − рассмеявшись, сказала мне на прощание коллега. − А то еще приснится такая ночью… Или, не дай бог, в банк к ним придет с судебным иском.

Георгий БАГДЫКОВ.