ПАССАЖИР КАК ДВИГАТЕЛЬ ТРОЛЛЕЙБУСА

ПАССАЖИР КАК ДВИГАТЕЛЬ ТРОЛЛЕЙБУСА

20.08.2023 Автор Георгий Багдыков 133

    «Пассажир как двигатель троллейбуса» ─ именно так назывался мой рассказ о проблемах общественного транспорта, который я написал в начале девяностых годов минувшего столетия.

    У человеческой памяти есть удивительное свойство ─ помнить только хорошее, а плохое забывать. Вспоминая молодость, нам кажется, что трава, как говорится, была зеленее, солнце ярче, а снег белее.

    Мы теперь с ностальгией вспоминаем даже очереди в магазинах, которые были характерны для советского времени, особенно для перестроечных лет.

    Я часто говорю молодым людям, которые сожалеют о том, что им не довелось жить в Советском Союзе, что в любом времени есть свои плюсы и минусы. Например, сегодня, если ко мне внезапно придут гости, я все продукты куплю в магазине буквально за 15 минут. Были бы деньги. А в советское время надо было делать запасы еды заранее. Потому как иначе гостям стол не накрыть. В перестроечные же годы продукты мы покупали еще и по талонам. Собственно, именно это, на мой взгляд, стало одной из причин развала СССР.

    Сегодня мне даже страшно вспоминать, как в те годы ходил городской транспорт. Вечные толпы на остановках, вечные давки и ругающиеся люди.

    Будучи студентом-медиком, я придумал героя Гришу Удальцова и от его имени писал рассказы. Писал я эти рассказы, даже став молодым доктором. Григорий также у меня сочинял стихи и вел дневник, в который записывал разные мысли о жизни, любви и женщинах.

    В 1997 году я издал свою первую небольшую книжку из серии «Из жизни студента Удальцова».

    В этой книжице было несколько глав. И одна глава называлась «Забавное из жизни». Недавно, пересматривая сборник «Из жизни студента Удальцова», я обратил внимание на рассказ «Пассажир как двигатель троллейбуса».

    Этот рассказ написан от первого лица. Думаю, он будет интересен тем молодым людям, которые хотели бы узнать у очевидца Удальцова (то есть у меня), как ходил общественный транспорт в Ростове в начале девяностых годов.            

   «Все население нашей могучей некогда страны разделено на две большие группы. На тех, кто каждый день едет на работу на общественном транспорте, и на тех, кто имеет свой личный. Я, к сожалению, принадлежу к первой группе, а посему каждый день, как и тысячи моих соотечественников, толкаюсь в битком набитых автобусах, троллейбусах и трамваях.

   Как всегда в такие часы, когда опаздываешь на работу, ощущаешь страшный недостаток транспорта. Обалдевший народ, штурмующий каждый автобус и троллейбус, представленный различный возрастными группами, всегда возмущен. 

   Здесь можно встретить людей среднего возраста, спешащих на работу, на лицах которых написано отчаяние и ужас от предстоящего опоздания и объяснения с начальством, безразлично взирающих на мир и окружающих студентов, коим опоздание в институт на руку (будет объективный повод загулять. Честно хотел, но не доехал), юных школьников и маленьких детей, на чьих лицах, в отличие от старшеклассников, еще остались приветливость, невинность и жажда знаний. И, конечно, многочисленный пожилой контингент, которого независимо от времени суток всегда полно в городе, всегда по-деловому спешащий, ругающийся и таскающий в транспорт невероятно тяжелые сумки и котомки.

    В один из таких дней я ехал на работу в переполненном троллейбусе. А потому понятно волнение и негодование пассажиров, когда водитель объявил о том, что троллейбус дальше не идет.

   После некоторых раздумий, осознав, что народ является движущей силой истории и что этот маховик перемен и революций становится неуправляемым и может разнести троллейбус вместе с ним, он, запершись в водительской кабине, заявил о том, что троллейбус, возможно, и заведется, если сзади подтолкнуть.

   Что тут началось! Многочисленные представители прекрасной половины человечества стали взывать к совести мужчин. Уговорами, слезами, мольбами, криками, угрозами и прочими требованиями они обращались к мужским сердцам, дабы те расчувствовались и подтолкнули троллейбус.   

   По-рыцарски настроенная мужская половина, к коей отнесся и я, вышла из троллейбуса и с гордым видом и невероятным чувством собственного достоинства стала толкать его.

   Вам никогда не приходилось толкать троллейбус? Презабавное это зрелище, должен я доложить. Все как в театре абсурда. Ты толкаешь троллейбус, в котором полно людей, выкрикивающих в твой адрес комплименты, воспевающих мужское благородство и незаурядную силу, а народ вокруг смотрит на тебя с недоумением и улыбкой, понимая, что донкихоты в наше время еще не исчезли.

    Вместо того чтобы находиться внутри троллейбуса и ехать на работу, пассажиры изо всех сил безрезультатно толкают его снаружи. Протолкав таким образом троллейбус два квартала, я понял бессмысленность всего этого мероприятия, покинул своих спутников и отправился на трамвайную остановку. И все же на работу в тот день я все равно опоздал, потому что трамвай, на котором я ехал, сошел с рельсов. Но это уже другая история».

    Никогда не думал, что мои заметки тех лет и забавные истории моего героя Гриши Удальцова станут теперь документом эпохи. Ведь я писал как очевидец. Конечно, мой взгляд субъективен. Но тем он и интересен, как я надеюсь.

    Кстати, я об этих своих публикациях уже забыл. Сейчас думаю, все-таки Гриша Удальцов был большой молодец, что описывал быт, нравы и людей тех незабываемых лет. Перестройка, лихие девяностые годы ─ все нашло отражение в историях Григория. Сегодня он бы (то есть я) так уже не написал. Есть немало такого, что можно ощутить только в молодости. Но это, как любил говорить Удальцов, уже другая история.

   Георгий БАГДЫКОВ.