АКУШЕР-ГИНЕКОЛОГ БАГДЫКОВА-КАРТАШЕВА

АКУШЕР-ГИНЕКОЛОГ БАГДЫКОВА-КАРТАШЕВА

31.03.2023 Автор Георгий Багдыков 221

   Софья Минасовна Багдыкова-Карташева – тетя моего отца, заслуженного врача России Минаса Георгиевича Багдыкова (к сожалению, ныне покойного). Она была известным в городе акушером-гинекологом. Долгие годы проработала в роддоме №2 Пролетарского района Ростова-на-Дону (в прошлом Нахичевани-на-Дону).

   Особой заботой Софьи Минасовны было образование ее племянников. Медицинский институт был для нее неким святилищем. Она приобщила к профессии врача более двадцати своих родственников. Есть среди них хирурги, урологи, гинекологи, эндокринологи, психиатры, врачи-лаборанты, организаторы здравоохранения, научные работники.

   С любовью Минас Георгиевич Багдыков написал о своей тете в книге «Нахичеванские портреты»: «Она первой взяла меня на руки в минуту моего появления на свет, шла рядом со мной до конца собственной жизни, воспитывала, просвещала, прививала любовь к медицине, радовалась рождению уже моих детей, так же приняв их в минуту появления на свет, всех, в одном и том же родильном доме, в Пролетарском (в прошлом Нахичевань) районе города Ростова».

  Родилась Софья Минасовна в небогатой армянской семье. Она была единственной сестрой у четырех братьев. Однако характером обладала сильным, как говорят, мужским. По натуре была лидером. Ее отец, Минас Артемович, человек был образованный, много читал. Но интерес к медицине пробудила тетя Софьи Минасовны, которая окончила в Петербурге фельдшерско-акушерские курсы у профессора Отто.

   Софья Минасовна была очень увлечена медициной, которой и посвятила всю свою жизнь. У нее был большой и сложный трудовой путь. Она начинала работать санитаркой, затем поступила в фельдшерско-акушерскую школу, работала операционной сестрой в клинике у профессора Напалкова. Затем Софья Минасовна поступила в медицинский институт, где и встретила свою любовь, своего мужа, будущего известного хирурга, профессора Захара Ивановича Карташева. Захар Иванович был любимым учеником прославленного хирурга, профессора Богораза.

   После окончания медицинского института Софья Минасовна Багдыкова-Карташева стала работать акушером-гинекологом. В те годы в Нахичевани ее знали практически все. Ведь вся ее трудовая деятельность была связана с роддомом №2, который расположен в самом центре Нахичевани (особняк Л. Попова), на площади имени Карла Маркса. Кстати, автор этих строк появился на свет в этом роддоме. И меня тоже первой взяла на руки Софья Минасовна. Но, к сожалению, у нее самой своих детей не было. Это сказалось и на ее семейной жизни.

   Так получилось, что ее муж, Захар Иванович Карташев, вернулся после окончания Великой Отечественной войны с фронта с новой женой и ребенком.

   Минас Георгиевич Багдыков в книге «Нахичеванские портреты» пишет: «Весь пыл горячей души, нерастраченную любовь к детям Софья Минасовна перенесла на своих племянников. Наша семья скрашивала ее одиночество. Жили мы вместе, а потому были обогреты душевным теплом этой удивительной женщины более других».

В годы Великой Отечественной войны Софья Минасовна помогала очень многим. Помогала и как хирург.

Минас Георгиевич Багдыков в книге «Нахичеванские портреты» вспоминает: «Соседский мальчик, подросток, попал в беду: играя с запалом, при взрыве получил тяжелые ранения обеих кистей со значительным поражением пальцев. За хирургическую обработку ран взялась Софья Минасовна, пригодился опыт работы операционной сестрой. Она боролась буквально за каждый миллиметр хватательной поверхности оставшихся культей пальцев. Каро Топальян, которого врачевала Софья Минасовна, после освобождения города от фашистских захватчиков пошел учиться в ФЗО, на слесаря. Всю жизнь был инструментальщиком-лекальщиком. Его ювелирным мастерством восхищались реставраторы и неоднократно просили помочь в восстановлении найденного при раскопках древнего оружия».

   Надо сказать, что в годы оккупации нашего города фашистами Софья Минасовна с риском для жизни выполняла свой врачебный долг. Например, она вместе с подругой Е. Тищенко помогала раненым советским бойцам. Когда шли ожесточенные бои за Ростов, переправа через Дон проходила по 29-й линии в Нахичевани. Эту переправу бомбили. Софья Минасовна с подругой бесстрашно помогали раненым солдатам.

   Когда началась мирная жизнь, Софья Минасовна полностью отдалась любимой работе и заботе о своей большой семье. Ведь у нее было много племянников. Фактически она была главой семейного клана Багдыковых.

   Минас Георгиевич в книге «Нахичеванские портреты» вспоминает: «Семейный дом Багдыковых вообще представлял собой «штаб» особых дел и поручений. Еще и потому, наверное, что в нем проживала мать Софьи Минасовны, наша бабушка, женщина скромная, набожная, строго соблюдавшая традиции нахичеванских армян. Она, скажем, не позволяла себе ежедневно употреблять мяса, взамен были постные и рыбные блюда. Престольные праздники ею соблюдались тщательно. В день Пасхи с поздравлениями в дом приходил настоятель собора Чорчопьян. В доме должно было быть так, как во времена бабушкиного детства, и при этом никому не дозволялось вмешиваться в эти священные дела. Пекли пасху, псатир, губаты. За стол садилось от 35 до 40 человек − дети, внуки, ну, самые близкие. Каждый знал свое место, знал, как себя вести. Предпочтение всегда отдавалось старшим. Вечера, когда большая семья была в сборе, проходили весело. Взрослые играли на музыкальных инструментах – фортепьяно, скрипке, мандолине, гитаре, аккордеоне, прекрасно импровизировали. Пели армянские, русские, украинские песни, причем у каждого была своя, любимая, и каждую с уважением исполняли. Музыкальные вечера обычно открывала Софья Минасовна, играла на рояле вальс «Судьба».

   Софья Минасовна ушла из жизни, когда мне было четыре года. Но я ее хорошо помню. Помню, как она меня баловала. Один раз я даже «помогал» ей принимать роды у кошки. Но это я так думал. На самом деле она разрешила мне посмотреть на новорожденных котят, которые находились в коробке у нее в спальне. Но как мне было интересно увидеть только что родившихся котят! И ведь помню я об этом по сей день!

   Давно уже нет на свете Софьи Минасовны Багдыковой-Карташевой. Но до сих пор я встречаю людей, которые с благодарностью вспоминают ее. Я сам уже немало лет работаю врачом-урологом. Помню, как-то у меня на приеме была женщина лет пятидесяти. Узнав мою фамилию, она поинтересовалась:

− Софья Минасовна ваша родственница?

Я утвердительно кивнул головой.

− Вы знаете, доктор, моя мама всегда была ей благодарна. Мама меня очень тяжело рожала. Софья Минасовна спасла и ее жизнь, и мою.

   Не скрою, услышать подобные слова мне, как доктору, было очень приятно. Приятно осознавать, что такой добрый след оставила после себя Софья Минасовна. Я считаю, что именно в этом и заключается смысл жизни врача.

Георгий БАГДЫКОВ.

На фото: Багдыкова-Карташева среди коллег (в центре фотографии).