«ЭХ, ЗАЛЕТНЫЕ!» Частный извоз в старом Ростове и Нахичевани

«ЭХ, ЗАЛЕТНЫЕ!» Частный извоз в старом Ростове и Нахичевани

07.10.2022 Автор Оксана Мордовина 500

«— Эй, извозчик! — Чегой- то? — Извозчик, давай сюда! — Какой я тебе извозчик? — А кто ты такой? … — Я — не извозчик. — А кто? — Я — водитель кобылы..»

Аналогом современных таксистов продолжительное время были возницы. Или извозчики. Услуги частного извоза они предоставляли на гужевых повозках разного типа. Это было основным видом городского транспорта в конце 19- начале 20 века.

Как правило, извозчиками были выходцы из низших сословий, приезжавшие в город на заработки. Спрос на них был большой, поэтому со временем были расписаны правила перевозки, стоянки, номерные знаки.

номерной знак ростовского извозчика

-Телеги ломовых извозчиков могут быть нагружены кладью не более того, сколько лошадь может свободно везти на гору

-В случае излишней клади, оказывающейся не по силам лошади, извозчик ни под каким видом не в праве прибегать к ударам и истязаниям животного, а должен излишнюю кладь снять с дрог и сложив ее на тротуар, вернуться за ней в другой раз

-Не дозволяется поперечная езда по улицам и спускам Садовому, Таганрогскому и Соляному (к такой езде обыкновенно прибегали ломовики для облегчения движения излишне нагруженных телег)

-Останавливаясь на улицах у бассейнов для водопоя, извозчики отнюдь не должны стеснять проезд по улице. Легковым извозчикам останавливаться для водопоя, когда они везут пассажиров, безусловно воспрещается.

-Езда ломовых извозчиков с кладью должна производиться в один ряд

— При подаче по зову пассажиров экипажей должна соблюдаться строгая очередь

— Ломовые извозчики, подавая пассажирам или вообще выезжая с мест стоянки, должны ехать один за другим, а не бросаться гурьбою, и отнюдь не ехать сломя голову.. (из заседаний Ростовского Городской Думы 1885 г.)

В Ростове и в Нахичевани были также приняты правила для извозчиков. В число которых входили эти перечисленные пункты. Но, естественно, их извозчики в большинстве своем игнорировали. Постоянно устраивались гонки по городским улицам. Хотя по имеющимся номерным знакам на задке экипажа, легко можно было найти нарушителя и оштрафовать.

В правилах также отмечалось, что извозчик должен отличаться трезвым поведением. Это требование повсеместно игнорировалось, особенно зимой. В чайных извозчики согревались не только чайком.

извозчики на Соборной площади у памятника Александру 2

Коляски, брички, дрожки, пролетки, арбы.. На ростовских и нахичеванских улицах слышались стук копыт, ржание и крики бородатых извозчиков, требующих пешеходов посторониться.

Цокает копытами гривастая лошадка, едет по Садовой от самого вокзала, минуя бумажную фабрику Панченко, вверх. Мимо красующихся ростовских особняков и доходных домов, мимо гостиницы «Московская» и городской Думы. Пассажир рассматривает магазины с роскошными витринами, только отстроенный собор Александра Невского, с его Новым базаром, рассыпавшимся у подножия храма. Наконец экипаж достигает нахичеванского Александровского сада.

-Куда дальше, барин? В Нахичевань? — спрашивает извозчик.

— Да, братец, мне туда надобно. Езжай до памятника матушке Екатерине, к самому базару. Там у меня дело.

-Эх, залетные! -весело выкрикивает возница..

Согласно отчетам ростовского отделения Императорского технического общества, в начале 20 века производство рессорных экипажей, дрожек и кабриолетов в Ростове и Нахичевани, как и в округе, не было на высоте требований того времени и далеко уступало постановке этого промысла в столицах. Поскольку промысел этот в наших городах долгое время находился в состоянии кустарного производства.

Занимались здесь в то время этим несколько мастерских. Но ни одно из этих предприятий не имело характера фабричного производства. Работа велась большей частью вручную- при помощи небольшого числа рабочих. Работали они исключительно для местных потребителей и по отдельным заказам.

извозчики у Нового базара около собора Александра Невского

Бричечное же производство занимало довольное видное место в наших городах, давая постоянную работу большому числу людей. Хотя и эти предприятия носили кустарный характер. Но по размеру производительности некоторые из них были так или иначе названы фабриками. К ним относились заведения Наследников Максимова, Емельянова и Закштейна. Эти предприятия ежегодно выпускали не менее 3000 бричек и ходов. После них по производительности стояли мастерские Киреева, Фисуна, Петрунина и еще ряд более мелких.

«Бричечная фабрика Дамиана Федоровича ЗАГОРУЛЬКО изготовляет в большом количестве БРИЧКИ, ХОДА, ДРОГИ, АРБЫ из доброкачественных материалов, леса собственных складов. Заказы выполняются СКОРО и по умеренным ценам! Прейс-куранты высылаются ПО ТРЕБОВАНИЮ»

В одном только Ростове, к примеру, выпуск бричек доходил до довольно солидной цифры 10-12 тысяч штук в год. Средняя стоимость одной брички была 75-100 рублей.

Нет своей брички, а груз перевезти нужно в срок и с уверенностью за его сохранность? То, что сейчас мы называем логистическими компаниями, раньше называлось «извозные станции». Станция М. Л. Паперина в Ростове, к примеру, принимала заказы на Московской улице и благополучно осуществляла перевозку грузов во все концы города, на вокзалы железных дорог и пароходные пристани, брав с пуда по 2 копейки.

Прототипом этих бричек послужили дроги, привезенные к нам некогда немцами-колонистами. Тип этот полностью подходил для наших обширных степей, почему и держался почти сто лет без изменений. Дроги эти были солидной крепости, выдерживая большую нагрузку до 100 пудов (больше полутора тонн).

«Фабрика Александра Ивановича Закштейна предлагает специальные ФУРЫ для перевозки кирпича, с применением собственного изобретения для колес обоймы с бортами «БОГАТЫРЬ», способствующей устойчивости и предупреждению наклонов колес! Патент заявлен!»

«По примеру заграничных больших городов», в Ростове и Нахичевани имелись «ФУРГОНЫ на резиновых рессорах» для перевозки разного рода дорогой мебели, громоздких и хрупких товаров.

«Сломя голову» гонять местные извозчики страсть как любили. Особенно в зимние праздничные дни на санях, которыми заменяли в это время года колесный транспорт:

«Было 6 часов вечера. Катанье было в самом разгаре. Орловские рысаки, запряженные в маленькие сани, так же как и простые битюги с большими санями, бежали во всю прыть. Толстые кучера в бархатных шапках с золотым галуном (лента для украшения головного убора) и тонкие и в бараньих,- картузах, все они держали вожжи, понукали, хлестали лошадей и неслись в бешенной скачке по широкой Садовой улице, стараясь во что-бы то ни стало опередить друг друга. Смотря на них, прохожим казалось странным, что такого рода катанье может доставить удовольствие. Кроме возможности всякую секунду выпасть из саней, приходилось дышать парами лошадей, а в лица катающихся то и дело летели комья снегу , подбрасываемые копытами лошадей..» (отрывок из заметки в газете «Приазовский край», 1892г.)

В зимнее время дороги за городом сильно заметало. И смельчаки- извозчики из станиц , несмотря на угрожающую опасность провалиться под лед, выезжали с обозами на замерзший Дон и ехали по нему в Ростов и Нахичевань. Везли свой товар на продажу. Правда, эти рискованные поездки не проходили бесследно. Лошади с санями часто проваливались, а седоки против желания принимали «холодные ванны», отнюдь не полезные для здоровья.

С появлением «железных коней» стали появляться случаи ДТП:

«4 августа Прасковья Демьяненко выехала с сыном Степаном на бричке, запряженной парой лошадей в хутор Волошино. Около лесной биржи Дедушенко навстречу ей из Нахичевани несся на мотоциклете неизвестный молодой человек. Последний недостаточно умело своротил с дороги. Лошади испугались и, бросившись в сторону, опрокинули бричку. Пассажиры получили многочисленные ушибы и были отправлены в городскую больницу.» (газета «Приазовский край», 1913г.)

Когда-то работать извозчиком было действительно выгодно по сравнению с другими профессиями. Но со временем трамвай, автомобиль, автобусы вытеснили гужевой транспорт из городов. Но и в наше время можно нередко встретить повозку, запряженную лошадкой, мерно плетущуюся по сельской дороге.

«Hу, подружка верная, ты старушка древняя,

Встань, Маруся, в стороне.

Hаши годы длинные, мы друзья старинные,

Ты верна, как прежде, мне..»

Оксана Мордовина

картина для иллюстрации -худ. Сверчков Николай Егорович