СТАРЕЙШИЙ ЖУРНАЛИСТ ДОНА

СТАРЕЙШИЙ ЖУРНАЛИСТ ДОНА

30.09.2022 Автор Георгий Багдыков 270

      С Соломоном Самуиловичем Гурвичем я познакомился в 1991 году. Именно в этом году мой папа написал книгу «Нахичеванские портреты», рассказывающую о старой части Ростова, которую мы все именуем Нахичеванью. Соломон Самуилович тут же откликнулся положительной рецензией на эту работу в областной газете. После чего позвонил к нам домой и договорился о встрече. Тогда я впервые увидел этого замечательного, милого, эрудированного и неординарного человека. Оказалось, что Соломон Самуилович очень любил старый Ростов и Нахичевань, был дружен со многими известными нахичеванцами, в том числе и с Мартиросом Сарьяном.

    Так случилось, что, несмотря на большую разницу в возрасте, я сдружился с Гурвичем, и наша дружба продолжалась до самой его смерти, до сентября 1997 года.

    Когда я познакомился с Соломоном Самуиловичем, его называли «старейшим журналистом Дона». В какой-то период времени его считали живым символом Ростова. Гурвича регулярно приглашали выступать на радио, телевидение, где он рассказывал о своих встречах с известными людьми, о Ростове и ростовчанах. До сих пор ростовчане вспоминают его легендарные «молотовские» четверги. Благодаря Гурвичу почти все известные советские актеры, писатели, поэты, певцы, художники побывали в гостях у редакции областной газеты. С кем только не был знаком Гурвич! Это и Леонид Утесов, и Николай Черкасов, и Мариэтта Шагинян, и Мартирос Сарьян, и Ольга Книппер-Чехова, и Марфа Шаляпина, и Андрей Миронов… Этот список можно продолжать очень долго. Соломон Самуилович переписывался и с известным ученым, путешественником Туром Хейердалом.

     Надо особо сказать об архиве Гурвича. Его архив был уникален. Соломон Самуилович переписывался с Раневской, Марецкой, Улановой, дочерью Шаляпина, Вучетичем, Покрассом и многими, многими другими известными людьми. Вместе с Покрассом он написал песню о Ростове.

    Я был на открытии мемориальной доски на доме, где жил Гурвич. Это было в 2000 году. Помню, как выступал известный донской поэт Даниил Маркович Долинский. Он, в частности, говорил: «Вдохновение, с которым творились его репортажи и интервью, было вдохновением поэта. Его журналистское творчество было сродни поэзии».

    Я бы еще добавил, что Гурвич был неординарным советским журналистом. Он писал об интересных людях, о Ростове и ростовчанах. И писал очень увлекательно. Помню, как он мне как-то сказал: «Журналист должен всегда оставаться журналистом».

     И рассказал мне историю о том, как он однажды застрял в лифте с известным советским актером Николаем Черкасовым. Пока лифт стоял в ожидании мастера, Гурвич взял интервью у Черкасова. Потом он не раз со смехом вспоминал об этом интервью в лифте.

    Гурвич хотел, чтобы его похоронили на еврейском кладбище рядом с матерью, известным в прошлом ростовским гинекологом. Желание Соломона Самуиловича осуществилось. Говорят, что он оказался первым, кого после долгого запрета разрешили хоронить на еврейском кладбище.

    Надо сказать, что все те годы, что я знал Соломона Самуиловича, он прощался с жизнью, друзьями и близкими. Гурвич часто консультировался со мной по поводу своих болезней как с врачом. Как-то он позвонил мне по телефону и сказал: «Георгий, дорогой, я написал вот такие строки. Послушайте:

          «Я утомлен, оскорблен и унижен.
          Но, никого и ни в чем не виня,
          Знаю, что час расставаться все ближе.
          Я ухожу. Проводите меня».

     К «уходу» Гурвич готовился тщательно. Каждое его интервью ростовским журналистам было «последним». Именно так он мне говорил: «Послушайте мое выступление на радио сегодня. Возможно, это мое последнее интервью».

    В конце жизни Соломон Самуилович практически не выходил из квартиры. Но был в курсе всех событий в городе. Он мог позвонить мне и спросить:

     − Когда в последний раз вы были в театре? Немедленно идите на премьеру в театр Горького, а потом мне расскажете о спектакле. Старик Гурвич уже ничего не может, но он еще хочет. А вы молодой человек!

    Соломон Самуилович не давал мне погрузиться в рутину повседневных будней, и за это я ему очень благодарен. Он до последнего дня жил полноценной жизнью и заставлял так жить других.

     Я никогда не забуду, какие добрые и милые стихи написал Гурвич моему отцу от имени его новорожденного внука Карена, сына моего старшего брата Тиграна. Они были зачитаны во время презентации папиной книги «Лики прошлого» в Донской государственной публичной библиотеке. До сих пор мы бережно их храним в нашем семейном архиве.

     Летом 1997 года в «Литературной гостиной» Донской государственной публичной библиотеки состоялась творческая встреча с Соломоном Самуиловичем Гурвичем по случаю его 80-летия. Зал был полон! Я был удивлен тем, как преобразился Гурвич, как  помолодел. Больше часа он непрерывно беседовал со своими гостями. Соломон Самуилович передал в Государственный архив Ростовской области всю свою переписку с известными людьми.

     Вскоре после юбилея Гурвича не стало. Я знал, что все годы моего общения с Соломоном Самуиловичем он тяжело болел. Но мне не верилось, что Гурвича больше не будет в моей жизни. Я искренне любил Соломона Самуиловича. Помню, он как-то мне сказал:

     − Если вы когда-нибудь в своей жизни вспомните добрым словом старика Гурвича, то можно считать, что свою жизнь я прожил не зря.

     Дорогой Соломон Самуилович, я вас вспоминаю очень часто. Наши встречи и беседы не забуду никогда.

На снимке (слева направо): Соломон Самуилович ГУРВИЧ — писатель, журналист, Аким Карпович ОВАНЕСОВ — художник, Мартирос Сергеевич САРЬЯН — художник.

ШУТОЧНЫЕ СТИХИ СОЛОМОНА ГУРВИЧА, НАПИСАННЫЕ

К ПРЕЗЕНТАЦИИ КНИГИ М. БАГДЫКОВА «ЛИКИ ПРОШЛОГО»

ОТ ИМЕНИ НОВОРОЖДЕННОГО КАРЕНА БАГДЫКОВА

Здравствуй, дедушка Минас!

Ты как солнышко для нас,

Своим светом освещаешь,

Теплотою согреваешь.

Ты, пожалуйста, прости,

Что не смог к тебе прийти.

Я еще ведь несмышленок,

Очень маленький ребенок.

Для меня вокруг все ново,

Люблю голос подавать.

Раз у нас свобода слова,

Как же я могу молчать?

Чтоб набраться больше силы,

Стать здоровым крепышом,

Меня мамочка вскормила

Очень вкусным молочком.

Да! Пожалуй, деда, прав ты,

Порешим с тобой на том:

Не пойду я в космонавты,

Стану лечащим врачом.

Будут у меня пациенты,

Отщепенцы, диссиденты,

Спикер, сникерс. «Понимашь?»

Ты работаешь в «десятке»,

А где ты, там всё в порядке.

Хорошо тебя все знают,

Очень ценят, уважают!

Любишь ты, куда ни глянь,

Свой родной Нахичевань.

И завод гигантский наш,

Что зовется «Ростсельмаш».

Верю я в Минздрав, дескать,

Меня правильно поймут,

Главный врач наш Юрий Песков.

Дай Бог здравия ему!

Ты в семье, конечно, главный

И красавица жена.

Есть у вас два сына славных,

Подарила их она.

Старший сын − папулька мой,

Младший, правда, холостой.

Знаю я наверняка,

Это временно пока.

Я еще замечу, кстати,

Будут сестры, будут братья

И племянников квартет.

Я же скучать не буду. Нет!

Бог на помощь! Это свято!

Веришь в истину свою,

Ведь сподвижник Гиппократа

Ты в Ростове-на-Дону!

Но не только лечишь ты,

Пишешь книги и статьи.

Ты талантлив! Просто слов нет!

Верю я в мечту свою,

«Лики прошлого» наполняют

Чашу мудрости твою.

Я тебе, родной, с любовью

Пожелать хочу здоровья,

Новых творческих свершений

И, конечно, вдохновенья!

Мне пока ответ неведом,

Кто Собчак? Где Карфаген?

Я горжусь любимым дедом!

Внук твой, Багдыков Карен…              

                14 марта 1995 года.

                                    С моих слов записал Соломон Гурвич.

ПОСЛЕСЛОВИЕ, ИЛИ ПОЯСНЕНИЯ К СТИХАМ

    Мой папа, Минас Георгиевич Багдыков, долгие годы работал врачом-хирургом, заместителем главного врача по хирургии медсанчасти «Ростсельмаша» (в народе эту больницу называли «десяткой»), был краеведом и публицистом. Он написал немало книг об истории Нахичевани, а также очерков об известных и достойных ростовчанах.

    Отец дружил с Соломоном Самуиловичем. Потому Гурвич и решил сделать такой замечательный подарок, написав стихи к презентации книги отца «Лики прошлого». Книга была посвящена истории города и тем интересным людям, с которыми папе довелось встречаться: учителям, врачам, художникам, писателям, музыкантам, педагогам. Эта презентация, кстати, была одной из первых, которая состоялась в стенах недавно открытой Донской государственной публичной библиотеки. Этим обстоятельством горжусь особо.

    В том году я издал сборник афоризмов «Чаша мудрости». Потому Гурвич и пишет: «Лики прошлого» наполняют чашу мудрости твою». А еще он употребляет глагол «понимашь», умышленно делая ошибку. Потому как именно так тогда часто говорил президент России Борис Николаевич Ельцин. 

    Конечно, не всё смог предвидеть Гурвич. Карен Багдыков не стал врачом, он − экономист. Наша с братом личная жизнь была непростой. Но слава Богу за всё…

           «И завод гигантский наш,

            Что зовется «Ростсельмаш».

   Когда эти строки писал Гурвич в марте 1995 года, он и подумать не мог, что этот «завод гигантский наш» начнет лихорадить. И он даже будет на грани закрытия. А «главный врач наш Юрий Песков», то есть генеральный директор завода «Ростсельмаш» Юрий Александрович Песков в 1996 году будет вынужден покинуть свой пост. Хотя в том же 1996 году он еще встречал президента Бориса Николаевича Ельцина во время его предвыборной кампании. Помните незабываемый танец Ельцина на ростовском стадионе? Это было именно тогда. Но после того как Борис Николаевич стал президентом, он, как это, к сожалению, бывает у нас нередко, своих предвыборных обещаний не сдержал. И настало то незабываемое время, когда мы месяцами не получали зарплаты. Выживали как могли.

     Но, безусловно, ничего об этом Соломон Самуилович Гурвич тогда, в 1995 году, знать не мог. Он просто написал добрые стихи, которые стали для меня очень дороги как память о том, пусть и  непростом, но очень славном времени. Ведь я был тогда молод, полон сил и надежд. Многое не сбылось. Но что уж теперь об этом говорить…

Георгий БАГДЫКОВ.