ПРИЗРАК ЭРОТИЗМА, ИЛИ ПРОЩАЙ, ЭММАНУЭЛЬ

ПРИЗРАК ЭРОТИЗМА, ИЛИ ПРОЩАЙ, ЭММАНУЭЛЬ

04.07.2023 Автор Георгий Багдыков 159

    Перестроечные годы были особыми. В то время можно было  говорить обо всем, не опасаясь преследований. Это называлось  гласностью. А к концу восьмидесятых годов минувшего столетия в стране началась сексуальная революция. Стали показывать  эротические фильмы, за просмотр которых раньше сажали в  тюрьму.

    Появились видеосалоны, в которых с утра до вечера советские  граждане могли смотреть «Эммануэль» и «Греческую смоковницу», другие кинофильмы подобного содержания.

    В видеосалоны стояли очереди, в которых были не только  молодые люди, но и пожилые. Они тоже с интересом и с каким-то  нескрываемым ужасом смотрели все эти эротические картины.

    Я тоже ходил на просмотр подобных кинолент. Было интересно. Скрывать не буду. Я думаю, меня можно понять. Мне тогда только   исполнилось 18 лет. Еще вчера за счастье считал попасть в кинотеатр на фильм «Детям до 16 запрещается». У меня, кстати,  это получалось делать лет с 14−15. Я всегда выглядел старше своего возраста.

    Другими словами, еще вчера все это было под запретом, а теперь  стало не только можно. Но даже по Центральному телевидению  призывали советских граждан отбросить ложный стыд и  ханжество, изучать «Камасутру», не бояться сексуальных  экспериментов.

    Это сегодня кажутся смешными или наивными подобные  заявления. А тогда все было серьезно. Были специальные программы о сексе. Кстати, были и неплохие передачи, познавательные, просветительские. Но была, конечно, и масса всякой ерунды.

    Советские люди тогда все эти программы воспринимали серьезно, в обществе велись оживленные дискуссии на тему проституции, гомосексуализма, сексуальной свободы.

    Помню, как-то я пришел домой и от лица своего героя, студента Гриши Удальцова, рассказы о котором я писал тогда, сочинил такие строки:

       Призрак бродит по России − призрак эротизма,

       Возбудились все у нас до идиотизма.

       Все теперь: и стар, и млад − говорят о сексе,

       А предания гласят о счастливом  детстве,

       О невинности былой и какой-то чести.

       Нам знакомо лишь одно − чувство злобной мести

       И, конечно, заодно эротизма в сексе. 

    Символом женщины той эпохи у меня в сознании осталась ростовская дама бальзаковского возраста, которую я случайно встретил в одном из видеосалонов. Помню, она зашла в зал с деловым видом. Словно пришла не фильм смотреть, а стоять в очереди за колбасой. Шел какой-то эротический фильм типа «Эммануэль». Женщина внимательно смотрела эротические  сцены, у нее в руках была большая авоська с продуктами. И когда героиня на экране стала ласкать своего возлюбленного, женщина  достала из сумки булку и начала смачно ее есть. Она громко  причмокивала и качала головой. Словно говорила кому-то  неведомому: «И так можно. Надо же…»

    Поверьте, в этом были некий диссонанс и абсурдность происходящего. Дама бальзаковского возраста, весь день проведя в очередях, скупая продукты, затем зашла в видеосалон, чтобы передохнуть, посмотреть эротический фильм и отправиться домой в переполненном автобусе. Кстати, советский дефицит − это тема особого разговора. Во многом именно этот дефицит продуктов и товаров, с моей точки зрения, сыграл роковую роль в судьбе Советского Союза.

     Не знаю, почему эта женщина бальзаковского возраста из видеосалона так меня поразила. Но сия картина у меня до сих пор перед глазами − стоны на экране и чавкающая дама с авоськой.

     Велимир Хлебников утверждал, что свобода приходит нагая. Ему, конечно, было виднее. Ведь этот неординарный поэт, один из видных деятелей русского авангарда, именовал себя не иначе как «председатель земного шара». И я не могу не согласиться с «председателем». В Ростов и Нахичевань свобода именно нагой и пришла. В прямом и переносном смысле.

     Например, к нам в Нахичевань она пришла в воплощении «Эммануэли». Я помню, как первый раз увидел этот фильм в видеосалоне. Отстояв очередь, попал в зал, наполненный до отказа. Все напряженно смотрели эту картину.

    Сюжет фильма незамысловат. Как и у всех подобных эротических кинокартин. В этой картине показаны сексуальные похождения главной героини − красивой молодой француженки Эммануэль. Она вместе с мужем живет в Бангкоке, в Таиланде. Муж − сотрудник посольства. Судя по фильму, там всем было нечего делать, а потому действующие лица думали только о сексе и с удовольствием занимались им. Собственно и все, если говорить кратко о сюжете.

     Кстати, у нас в стране вскоре появился свой ответ Западу − «Маленькая Вера». Фильм в отличие от «Эммануэли» достаточно серьезный и совсем о другом.

    Здесь рассказывается о судьбе девушки Веры, которая, едва окончив школу, уже ведет веселый образ жизни, выпивает, курит. Родители постоянно ставят ей в пример брата Виктора, который уважаемый человек, работает врачом в Москве. Но нашей Вере все эти нотации слушать неинтересно. На дискотеке она знакомится с Сергеем.

     Возникшая драка и последующая милицейская облава сближают молодых людей. Между ними вспыхивают чувства. Приехавший брат Веры Виктор оказывается старым приятелем Сергея. И знает его как человека, любящего погулять. Возникают очередные напряжения в отношениях, в том числе и с родителями Веры. Заканчивается все грустно. В одной из ссор отец Веры наносит ножевое ранение Сергею. Тот, к счастью, выживает. Вера от всего пережитого пытается отравиться таблетками. Но ее спасает брат Виктор. Отец Веры − простой советский шофер, много пьет, курит, переживает за судьбу дочки и умирает от сердечного приступа. Вот такой трагический сюжет.

    Фильм «Маленькая Вера», с моей точки зрения, довольно сильный, так как отражает дух времени, хорошо показывает жизнь моего поколения. Ведь тогда мне было столько лет, сколько маленькой Вере.

    Но фильм запомнился многим не сюжетом и хорошей игрой актеров. А тем, что был показан, пусть и завуалированно, половой акт. Хотя, по моему мнению, вся эта сцена вполне невинна, если сравнивать с сегодняшними кинокартинами.

    Тогда фильм наделал много шума, а Наталью Негоду, сыгравшую главную роль, считали советским секс-символом. Все обсуждали откровенную сцену из картины, в которой снялась наша актриса.

     И вот после просмотра «Маленькой Веры» я написал стихи «Прощай, Эммануэль!».

          Прощай, прощай, Эммануэль,

          Твой секс давно живет уж в прошлом,

          Давно уж Запад сел на мель

          В искусстве этом пошлом.

          Нам нужен новый красный секс,

          Мы ищем новых идеалов,

          А наша Верка лучше всех,

          Всех этих ужасов, кошмаров.

          Прощай, прощай, Эммануэль,

          Теперь ты больше не нужна.

          Избавившись от чувства ложного стыда,

          Любая девка без труда

          Тебя заткнет за пояс.

    Почему я так подробно вспоминал сюжет «Маленькой Веры»? А потому что скандальным этот фильм был для нас, для моего поколения. А сегодняшняя молодежь даже не знает о нем.

    Я помню, какими культовыми для многих советских ребят были фильмы «Неуловимые мстители» и «Пираты XX века». Но сегодня юному поколению приходится рассказывать сюжет этих картин. Потому как они даже не слышали о них. Такова жизнь.

    Но именно поэтому я рад, что писал рассказы и стихи от имени студента Гриши Удальцова. Теперь это документ того времени, в котором отражены мои чувства и мысли. Сегодня так открыто и искренне я бы уже не написал. Точнее сказать, я написал бы все иначе. Строки были бы другие, все было бы более правильно, логично, выверенно, но не так искренне. А потому те студенческие записи для меня так важны и дороги.

    Перефразируя Карла Маркса, скажу, что с прошлым надо расставаться, улыбаясь, сохраняя светлые воспоминания в душе.  Все мы были когда-то молодыми, у каждого своя история взросления.

    Так что прощай, Эммануэль, ты давно уж в прошлом.

  Георгий БАГДЫКОВ.