«ПОЭЗИЯ СРЕДИ ЖИТЕЙСКОЙ  ПРОЗЫ…»

«ПОЭЗИЯ СРЕДИ ЖИТЕЙСКОЙ  ПРОЗЫ…»

20.04.2022 Автор Георгий Багдыков 201

   В связи с печальными  событиями,  которые сегодня  происходят  на Украине, я недавно  вспомнил митрополита Киевского и всея Украины Владимира  (Сабодана) Украинской  православной церкви Московского  патриархата. Почему вспомнил  этого человека? Да потому, что  он всем  сердцем  любил Россию, Украину и Ростов-на-Дону,  где  он  возглавлял епархию,  сохранял  всегда верность Московскому патриархату, считал, что украинский и  русский  народ,  да и как  другие народы нашей  необъятной Родины,  должны  жить в мире и согласии.         На мой  взгляд,  он был настоящим миссионером и  проповедником. Говорил просто, но ясно, от души, от сердца. От него  всегда  исходила какая-то особая доброта,  наверное, именно  ее и называют  христианской любовью.

   Митрополит Владимир  ушел из  жизни в июле 2014 года. У многих  ростовчан  особое отношение к этому неординарному человеку, который десять лет, с 1982 по 1992 годы, возглавлял Ростовскую и Новочеркасскую епархию. Одно из главных его добрых дел — возрождение Ростовского кафедрального собора Рождества Пресвятой Богородицы. Именно по инициативе владыки в 1988 году было совершено неслыханное по советским временам дело: позолочены купола кафедрального собора.

   Хочу напомнить, что в восьмидесятые годы двадцатого столетия в Советском Союзе за религиозные убеждения можно было поплатиться карьерой и работой, стать изгоем в обществе. Для меня тогда было удивительно, что мой папа, в то время доцент кафедры хирургии факультета усовершенствования врачей мединститута, заместитель декана этого факультета, вместе со своим товарищем профессором Александром Васильевичем  Шапошниковым общался и был в  дружеских отношениях  митрополитом Владимиром!

У нас в семье всегда отмечали Рождество, Крещение, Пасху, соблюдая старинные нахичеванские армянские обычаи. Но делали это тайно, так, чтобы не знали даже соседи и друзья. В те годы за подобные вольности мои родители могли лишиться работы. Еще раз напомню, что отец был не последним человеком в мединституте, а мама работала в музыкальной школе учителем, заведовала струнным отделением.

   Свой  крестильный крестик я надел  лишь в 1989  году. Тогда  это стало возможно. Но и не очень поощрялось. Этот крестильный  крестик  я ношу до сих пор.  А случилось это от впечатлений, произведенных на меня митрополитом Владимиром.

Он и мои родители встречались в квартире у известного профессора-хирурга  Александра Васильевича  Шапошникова, вели долгие беседы. Митрополит Владимир писал замечательные стихи, удивительно добрые и лиричные.

   Митрополит Владимир был настоящим миссионером с добрым сердцем и чистой душой. Привел в Церковь, приобщил к православию тысячи ростовчан! Люди, глядя на него, понимали, каким должен быть настоящий христианин. Моим родителям он подарил Библию со своим автографом и благословением. Мы бережно храним ее, как самую дорогую реликвию нашей семьи.

 Родители  относились к митрополиту с уважением, почтением и любовью.  Особенно мы в  семье дорожим  автографом митрополита Владимира:

«Дорогим Галине Николаевне и Минасу Георгиевичу в благословение, —

Пусть эта книга Священная,
Спутница вам неизменная,
Будет везде и всегда.
Пусть словеса открываются
И небеса разверзаются
Вашей душе и сердцам.

С любовью
Владимир, митрополит Ростовский и Новочеркасский.
Январь 1989 года»

   Митрополит Владимир был очень внимательным человеком. В те годы, когда он возглавлял Ростовскую и Новочеркасскую епархию, в дни церковных праздников обязательно кто-то из его помощников звонил к нам домой и поздравлял родителей. Таким образом, мы узнавали, какие церковные праздники существуют.

   В родительской библиотеке я нашел также заметку о митрополите, которая была бережно спрятана в Библию. Эта заметка была опубликована в декабре 1988 года в газете «Известия». Называлась она «Ибо что сеется, то и будет пожато». Корреспондент М. Куштапин знакомил читателей с митрополитом, рассказывал о том, что он стал членом Центральной избирательной комиссии. Это считалось большим достижением перестройки. Впервые представитель Русской православной церкви был допущен в ЦИК. А тогда шли выборы народных депутатов СССР. Это политическое мероприятие считалось очень важным.

   Митрополит Владимир в тот период времени был также постоянным членом Священного Синода Русской православной церкви, патриаршим экзархом Западной Европы, членом президиума правления советского фонда здоровья и милосердия.

Митрополит Владимир рассказал корреспонденту «Известий», что Русская православная церковь перечислила в фонд помощи пострадавшим от страшного землетрясения в Армении, которое случилось 7 декабря 1988 года, один миллион рублей. Для советского времени это были большие деньги! Кроме того, епархии Русской православной церкви, их приходы, епископы, священнослужители и миряне впоследствии перечислили на помощь пострадавшим свыше трех миллионов рублей. Всю эту помощь организовывал митрополит Владимир. В заметке он также поздравил всех читателей «Известий» с наступающим 1989 годом.

   К 1000-летию крещения Руси у нас в стране прошли торжественные мероприятия, а священников стали приглашать в различные общественные организации. Для меня символом этого обновления стал митрополит Владимир.

    В 1992 году митрополит Владимир стал Предстоятелем Украинской православной церкви Московского патриархата. Позднее ему был присвоен титул «Блаженнейший».

   Митрополит Владимир был  удостоен многих государственных наград, в том числе российских — ордена Александра Невского, ордена Дружбы. В 2011 году ему было присвоено звание Героя Украины.

   Как я уже писал,  Митрополит Киевский и Всея Украины Владимир все последние годы своей жизни посвятил сохранению единства Русской православной церкви. Думаю, вовсе не случайно его смерть совпала с началом  трагических событий, которые  начались, как мы  знаем в 2014 году, но, к несчастью,   происходят и сейчас в соседней стране.

   К сожалению, вместе с митрополитом Владимиром ушла и та Украина, которую он любил. Но я уверен, что и в лучшем мире блаженнейший будет молиться и за нее, и за Россию. И за нас, ростовчан.

  Среди  стихов  митрополита Владимира  есть стихотворение, которое  нравится мне особо.

На письменном столе стояла роза —
Бесценное сокровище мое,
Поэзия среди житейской прозы…
Вода и свет — все было у нее.
Но вдруг она глаза закрыла ночью
И голову склонила от тоски,
И, словно строчки песни, грустной очень,
Упали друг за другом лепестки.
Есть родина, я знаю, у любого
и яркого и скромного цветка.
И во дворце, из золота литого,
Цветы задушит по земле тоска.
Им нужно солнце, и дожди, и грозы.
Гнездо им нужно на родной земле.
Я видел сам, как умирают розы.
Умрет и эта — на моем столе.
Она уйдет из жизни безвозвратно.
Уже уходит. В каждом лепестке
Я слышу стон ее на непонятном
и очень мне понятном языке.
Цветы, цветы… Зачем им жить под крышей?
Им не цвести за стенами квартир.
Хочу, чтоб этот тихий стон услышав,
Мы не лишали красоты наш мир.

Боже, как же  хочется,  чтобы  мы  не лишали  красоты  наш  мир. Как же  хочется,  чтобы был  мир на  нашей земле,  чтобы многие,  наконец,  поняли,  что главной  ценностью  является  человеческая  жизнь.

   Роза – «поэзия среди житейской прозы…». Как  же нам  не хватает любви и  доброты. И как  же  хочется,  чтобы  этот наш  грешный мир  стал бы  хоть  чуточку  добрее.

Георгий БАГДЫКОВ.