МУЖСКОЙ ГИНЕКОЛОГ

МУЖСКОЙ ГИНЕКОЛОГ

08.09.2022 Автор Георгий Багдыков 190

    Все-таки у каждого народа есть свой неповторимый и уникальный национальный характер. В этом определении я не вижу ничего уничижительного или оскорбительного. Например, в Интернете вы можете встретить такое определение понятия национального характера − устойчивые особенности, характерные для того или иного национального сообщества. То есть, другими словами, у каждого народа есть свой характер, каждый по-своему выражает свои эмоции, чувства, у каждого свой темперамент, своя культура, религия, обычаи, нравы, традиции.

    К чему я решил это написать? А вот к чему. Я работаю уже немало лет врачом-урологом в консультативной поликлинике областной клинической больницы № 2 и знаю, как те или иные люди приходят к доктору. Например, жители Чалтыря или Нахичевани, среди которых есть, кстати, и мои родственники, приходят на прием целыми семьями. Это испытание, честно признаюсь. Потому как, скажем, болеет бабушка, а приходят вместе с ней ее дети, внуки, все суетятся, ничего стоящего сказать не могут. Конечно, это здорово, когда пожилого человека кто-то сопровождает. Ведь старые люди теряются, забывают, что им говорят, потому, конечно, им необходимы помощники. Но тут ключевое слово «помощники», а не «плакальщики».

    Очень часто у кавказских народов сопровождающие старших − это не помощники, а сопереживающие. А по сути, просто мешающие медицинскому приему люди. Это самое ужасное, что может быть. Поверьте. Как правило, эти сопровождающие не знают хорошо русский язык, не понимают ничего в медицине, но пытаются «спасать» родственника, громко причитая, что его надо «срочно положить в больницу».

    В этом плане всегда весело, когда приходят цыгане. Уважаю этот народ, люблю всех людей на этом свете, если они порядочные и добрые. Но, конечно, когда случается беда, то надо понимать, что цыгане заходят в кабинет к доктору не с песней «Ай, на-нэ, на-нэ», а с причитаниями и, как правило, всем табором.

    В тот день так и произошло. В мой кабинет буквально ворвались несколько цыганок, три из которых были беременными. Все цыганские девушки были ярко одеты, словно актрисы театра «Ромэн», взволнованы и, перебивая друг друга, буквально кричали: «Гинеколога!»

    − Вам нужен гинеколог? Кому-то плохо? Кто-то рожает? − поинтересовался я у девушек.

    − Да. Гинеколога! Гинеколога!

    − Гинеколог в другом кабинете.

    Девушки как по команде выбежали, но буквально через минуту, не дав мне опомниться, вбежали вновь.

    − Нам нужен гинеколог! Вы нужны!

    − Вы ошибаетесь. Я не гинеколог. Я − уролог.

    − Вы нам нужны. Вы же мужской гинеколог.

    Возникла немая сцена.

    − Кто? − через некоторое время, прервав молчание, переспросил я.

   − Мужской гинеколог! Нам нужен мужской гинеколог! − перебивая друг друга, запричитали девушки.

   − Я − уролог, − вновь пришлось повторить мне. − Зачем вам нужен, как вы выражаетесь, мужской гинеколог?

    После этого моего вопроса в кабинете появились две пожилые цыганки, которые под руки вели колоритного толстого цыганского мужчину почтенного возраста.

    − У него аденома простаты, моча не отходит, срочно нужен мужской гинеколог, − запричитали цыганские женщины.

   − Теперь понятно, − тяжело вздохнув, улыбнулся я. − Вы по адресу.

   В тот день, конечно, мы помогли пожилому цыганскому мужчине. Правда, мини-табор пришел без записи, да и с документами у пациента не все было в порядке. Но кто об этом думает, когда плохо? У нас до сих пор люди никак не поймут, что медицина теперь страховая, а потому нужны полисы, направления. При этом врач должен всегда оставаться врачом и помогать всем, независимо от системы здравоохранения и обстоятельств. А помощь без полиса − это тот случай, когда «денег нет, но вы держитесь». Но это уже совсем другая история, и цыгане здесь ни при чем…

Георгий БАГДЫКОВ.