«ДЕЛА НОВОГОДНИЕ» (из жизни одного молодого ростовца)

«ДЕЛА НОВОГОДНИЕ» (из жизни одного молодого ростовца)

16.12.2023 Автор Оксана Мордовина 300

Проживаю я в меблированных комнатах на одной из тихих ростовских улиц. Моя гостиница совсем мала, но ее непременный успех в том, что сдаются в ней постоянным жильцам комнаты с обстановкой совсем незадорого.

Скажу вам только, что те комнаты, которые я занимаю, довольно скромны. Но у меня есть прекрасные окна, выходящие в Казанский переулок, где постоянно ходят хорошенькие дамочки из женской гимназии. Вероятно, это и придает моему жилью тот вдохновенный вид, который и нужен молодому человеку.

На моем носу Рождество. И вот с самого начала предпраздничной недели все помышления мои были главным образом направлены к тому собственно, чтобы раздобыть финансов, необходимых для веселого кутежа с моими приятелями. Этим непосредственно озадачена большая часть нашего города в преддверии праздников.

Нет, в конторе своей я как раз таки получаю довольно приличные деньги. Настолько они приличны, что даже могу позволить себе отослать с курьером понравившейся даме букетик или пригласить ее на ужин.

Да и родитель мой, будучи купцом ростовским первой гильдии, не оставляет любимого отрока без денег. Но, тем не менее, чтобы окунуться в гущу праздников, нужно было именно подкопить.

В канун праздников Ростов всегда в предвкушении веселья и приятных неожиданностей. По улицам города снуют сотни торговцев, имеющих магазины и лавки в центре, которые тем только и заняты, чтобы придумать для ростовцев праздничные соблазны, при виде которых невольно появляется желание растратить все имеющиеся финансы.

Исхищряются в приглашениях владельцы дивертисментных заведений. «Большая Московская», «Марс», «Интернациональ», «Фоли Бержер» зазывают знаменитостей и привозят в город всяческие диковинки.

Как-то к нам живую татуированную привезли! Представляете! Американская красавица прибыла с музеем известного пройдохи Шульце-Беньковского. С ног до головы туземка вся в рисунках представлялась нам. Такое диво приезжали особенно из Нахичевани многие посмотреть. Желающих немало было, так что с утра до вечера ходили.

К нам, между прочим, и средиземноморских красавиц привозили с островов. И даже японские гейши в городе у нас были в канун прошлого Сочельника. Так им в холодном театре перед выступлением радушные ростовцы предлагали водку «для согреву».

А в этом сезоне на углу Большого между городскими корпусами раскинулся зверинец Андерлик с его чудными животными с разных концов света. От представлений этих, говорят, ростовские дамы в обморок падали, когда видели, как голову в пасть ко льву кладут! Потом жалобы их мужья писали в Думу.

Какую газету сейчас ни открой, на первых полосах одни искушения:

«МАСКАРАД! МАСКАРАД! ФЕЕРИЯ! Встреча Нового года! Грандиозное веселье! Большая живая картина. Новые танцы. Витает конфетти и серпантин. Большое фантастическое шествие невольниц под звуки волшебной флейты».

Ох уж эти живые картины! Как они полюбились нашим ростовцам! В театр меньше соблазна пойти, чем иметь возможность посидеть с сигарой у столика с Пушкиным и Гоголем!

А вспомните туманные картины Деринга! Ими развлекали гостей в прошлом году в «Большой Московской». В перерывах выходил играть небольшой оркестр, и официанты только успевали наполнять нам бокалы игристым.

Да уж! Забав и развлечений в нашем городе хоть отбавляй! Вчера на афишном киоске на Николаевском переулке увидел, что в театр Машонкина приезжает «златокудрая сирена из парижского театра. А по окончании спектакля дивы будет новогодний бал с шалостями электричества и почтой Амура».

В прошлом году по этой почте я получил приглашение за столик от очаровательной Мари. То было на крещенском балу в Коммерческом клубе. Бал этот особым оживлением обычно отличается. Залы клуба всегда переполнены публикой, а танцы тянутся до самого утра.

Прошлогодний бал-маскарад был весьма удачный. Видели бы вы, сколько там было хорошеньких, молодых сияющих дам коммерческого клуба в роскошных нарядах и масках. Лестница в клубе вся сплошь была уставлена по бокам живыми растениями и массой живых цветов, а залы залиты электрическим светом в разноцветных колпачках, висящих над головами.

Была там и богиня Венера, набеленная, расфранченная, с оголенными плечами, и прекрасная Елена, вся увешанная дорогими бриллиантами, и некто, похожий на грозного Нептуна, и Стражники в парчовых накидках.

Представив себя в роли божка Гименея, я тут же присоединился к компании друзей, писавших записки для «почты Амура». В бокалах пенилось сладкое «Санторинское», и послания полились рекой. Несколько глотков позитива − и радость, смех, душевный подъем окутали нашу братию. Заметив это, Венера, проплывая мимо со своей свитой, тронула меня веером по плечу, расхохотавшись.

Банкиры, инженеры, адвокаты, купчики, агенты и биржевики − весь деловой ростовский beau monde одним словом был в этот вечер в клубе.

Там теснота, волненье, жар,

Музыки грохот, свеч блистанье,

Мельканье, вихорь быстрых пар,

Красавиц легкие уборы,

Людьми пестреющие хоры,

Невест обширный полукруг,

Всё чувства поражает вдруг.

Начались танцы, увеселительная программа, и новогодняя ночь закружила всех без исключения своими огнями и серпантинами.

В таком прекрасном состоянии духа я находился, получив послание от румяной Авроры. И если вы являетесь хоть отчасти поэтом и обожателем зари, то можете себе вообразить, какой она предстала передо мной на балу. Звали ее Мария. Глядя на ее зарумянившиеся щечки, на горящие каким-то особенным огнем глаза, я ощутил, как стало легко и весело на душе.

Танцы тянулись как обычно до глубокой ночи. В перерывах происходил «американский аукцион» и конкурс на лучший костюм.

После этого мы с Марией выскочили на улицу. Ночь была морозная, вокруг было шумно, на улицах происходило движение извозчичьих дрожек, экипажей, саней. Все магазины внизу зданий на Садовой и многие верхние этажи освещены сотнями электрических огней.

− С прааздником! – окликнул меня бодрый от мороза извозчик. − Прокатимся, любеезный барин?

Как здорово потом мы катались в санях по Садовой! Рысаки, запряженные в небольшие сани, бежали во всю прыть. Возница понукал лошадей, которые неслись по широкой улице, стараясь опередить других катающихся.

Всякую секунду мы хохотали, рискуя выпасть из летящих саней, в лицо летел снег, мы жмурили глаза, откидываясь назад.

От Реального училища и до дома Игнатенко тянулась целая новогодняя процессия ряженой молодежи. У ворот в Городской сад, освещенных фонарями, тоже масса народу. Все спешили в Ротонду на маскарад.

Проехали празднующий «Марс», и сани помчали дальше, к заснеженной ростово-нахичеванской меже. Там развернулись, и лошади понесли нас обратно.

На Садовой увидели моего приятеля Николая, который тащился не пойми в чем прямо посередине улицы. Мы остановились и, когда узнали, в чем дело, хохотали потом до упаду!

Сделался он на новогоднем балу «Рыбаком в лодке» из папье-маше. Таскал ее всюду за собой и после окончания маскарада. Пока кто-то в разгар веселья не пролил на эту грандиозную конструкцию фонтаном шампанское из бутылки. Гости подтрунивали над ним весь вечер, отчего тот обиделся и покинул праздник. Мы, конечно, позвали его с собой.

Говоря не без лиризма, общий результат впечатлений от прошлогоднего праздника был тот, что решился я и в этом году веселье сердца своего в дни новогодние постоянно поддерживать и не прекращать!

Тем более что приятель моего друга управляющий Ростовским театром Крылов давеча приглашал нас на «Корневильские колокола» − очаровательную оперетку, которую представят в преддверии маскарада в театре.

Так что спешу откланяться. Всех, господа, с наступающим Новым годом!

Ваш покорный слуга

Андрей Богданович Шварц

(от лица ростовца* рассказывала Оксана Мордовина)

*»ростовцами» до Революции называли жителей Ростова-на-Дону