БЫЛ ПОРЯДОЧНЫМ И ЧЕСТНЫМ ЧЕЛОВЕКОМ

БЫЛ ПОРЯДОЧНЫМ И ЧЕСТНЫМ ЧЕЛОВЕКОМ

27.11.2023 Автор Георгий Багдыков 286

Большой друг моей семьи

     Всегда очень больно, когда уходят близкие люди, а тем более друзья семьи. И возраст умершего здесь не играет никакой роли. Если даже твоему родному человеку немало лет, ты все равно переживаешь горькую утрату.

     Когда ушел из жизни друг нашей семьи Герман Васильевич Кудрявцев, я испытал какое-то щемящее чувство невосполнимой потери. У меня возникло такое ощущение, что с ним ушла частичка меня и моего беззаботного детства.

      Вообще, дядя Гера Кудрявцев, как я его называл, прожил интересную, насыщенную разными событиями жизнь.

     Надо пояснить, что Герман Васильевич в те годы, которые мы сегодня называем застоем, был не просто партийным функционером, но и руководил в разное время разными районами нашего города − Железнодорожным и Ленинским, − то есть являлся секретарем райкома. 

     Кудрявцев был человеком образованным, эрудированным. Он окончил среднюю школу с золотой медалью. Ему пришлось работать в Алжире, Болгарии. Он даже защитил диссертацию на болгарском языке.

     Не могу не отметить, что Герман Васильевич Кудрявцев был человеком очень скромным. Он всю жизнь проездил на одной машине. Это была «Волга» ГАЗ-21. И эту машину, будучи маленьким мальчиком, я очень любил.

     Помню, как я был счастлив, когда дядя Гера катал меня на своей «Волге». Его вообще обожали дети.

     Когда дядя Гера приходил в гости к нам домой на 23-ю линию, то это был для меня самый счастливый день. Потому что он любил играть с детьми в футбол, в шахматы. С ним можно было «по-взрослому» поговорить за жизнь.

     Герман Васильевич был всегда опрятно и красиво одет. От него пахло хорошим одеколоном. Я до сих пор помню этот запах, так как мне он очень нравился.

Дядя Гера и сказочная новогодняя ночь

    Помню, как семья Кудрявцевых приходила к нам на различные праздники, как ездили на базы отдыха. Мы вместе отмечали Новый год, 1 Мая, День Победы.

     Почему-то в детстве я всегда любил быть где-то рядом со взрослыми. Помню, как я со своим старшим братом Тиграном и с сыном Германа Васильевича Димой играли в мячик в нашей детской комнате. И дядя Гера в этих играх принимал активное участие. Незабываемо…

     А когда наступал поздний вечер, то я никогда не хотел идти спать. Зачем это делать? Ведь могу пропустить самое интересное. Примерно так рассуждал я в то время.    

      Особенно силился не уснуть я в новогоднюю ночь. Ведь ближе к утру должно произойти необыкновенное чудо. А как иначе? Это ведь волшебная, сказочная ночь. Придет Дедушка Мороз. Будут подарки под елкой. А иногда, помню, они висели прямо на елке. Потому я очень ждал утра. И, конечно, засыпал. При этом мог уснуть с какой-нибудь машинкой в руках, положив голову на стул.

      Только дядя Гера мог меня уговорить отправиться спать. Я до сих пор вспоминаю, как он меня брал на руки, бережно относил в спальню, а я, прижавшись к его кипенно-белой рубашке, сладко засыпал, вдыхая неповторимый аромат одеколона.

Письма в Нахичевань

      А еще вспоминается, как Герман Васильевич писал письма в Нахичевань. Мы тогда жили на 23-й линии в Нахичевани. И дядя Гера, отдыхая с семьей на море или в горах, отправлял нам письма, которые подписывал так: «Город Ростов-на-Дону. Нахичевань. Багдыковым». Хочу напомнить, что в советские годы было не принято вспоминать Нахичевань. Не знаю, почему. Но этот исторический район нашего города следовало называть только Пролетарским. О том, что раньше здесь существовал город Нахичевань-на-Дону, основанный армянами-переселенцами из Крыма по указу императрицы Екатерины Великой, почти никто не вспоминал. А вот Герман Васильевич Кудрявцев об этом помнил всегда. Он знал, как моя семья любит Нахичевань. И всегда старался сделать нам приятно, публично вспомнив об историческом названии этого района.

     Однажды Герман Васильевич прислал нам письмо из Болгарии. Помню, в дверь постучала почтальон. Ей открыла моя бабушка.

     − Сусанна Леонтьевна, вам пришло письмо из Болгарии, − обратилась к моей бабушке почтальон. − Представляете, болгары до сих пор думают, что существует город Нахичевань. Некий Герман Кудрявцев так и подписал письмо: «Нахичевань-на-Дону. Багдыковым».

«Я сажаю алюминиевые огурцы на брезентовом поле»

      Не могу забыть и то, как в те советские годы мы с Кудрявцевыми часто ездили отдыхать на море, в горы. Особенно мне памятна поездка в Северную Осетию, в Дигорию.

     Тогда мне было 17 лет, и я вел с дядей Герой дискуссии о перестройке. Дядя Гера не разделял моего оптимизма, связанного с политическим курсом Горбачева. Он относился к его реформам скептически. Я же верил в светлое будущее и в успех горбачевских реформ.

     Помню, как я, будучи десятиклассником, сидел у папы на работе в ординаторской и смотрел телевизор. Кажется, Первый канал транслировал выступление кумира моего поколения Виктора Цоя. В это время папа в ординаторской разговаривал с Германом Васильевичем Кудрявцевым.

     В перестроечные годы менялось многое, в том числе партийные руководители. Работу пришлось поменять и Кудрявцеву.

      Помню, как Герман Васильевич консультировался с папой как с врачом. Под песни Виктора Цоя мой папа о чем-то оживленно разговаривал с Германом Васильевичем. В этот момент в ординаторскую зашла старшая медсестра хирургического отделения.

     − Я тут написал, какие лекарства нужны Герману Васильевичу, − сказал ей отец.

     − Тебе нравится творчество Цоя? − неожиданно спросил у меня Герман Васильевич.

     − Да, − кивнул я.

     В этот момент Виктор Цой пел песню «Я сажаю алюминиевые огурцы на брезентовом поле».

     − Слушай, деточка, внимательно слушай, − посоветовал мне Герман Васильевич. − Это музыка того времени, в котором тебе не повезло жить.

     − Ему еще не повезет в этом времени работать, − подытожила старшая медсестра хирургического отделения.

«По зову жизни»

     И все же многое видится лучше спустя годы. Ведь для меня Герман Васильевич Кудрявцев был прежде всего любимым дядей Герой, а не первым секретарем райкома партии. Недавно я понял, насколько мы иной раз многого не знаем о тех людях, с которыми дружим.

     Как-то мне подарили книгу заслуженного работника здравоохранения, председателя Ростовской областной организации профсоюза работников здравоохранения Российской Федерации Олега Сергеевича Борцова «По зову жизни». Мне особо интересно было читать главу его книги, которая называется «Новые вехи». В этой главе Борцов описывает, как он, работая главным врачом городской больницы № 7, встречал первого секретаря Железнодорожного райкома партии Германа Васильевича Кудрявцева. Олег Сергеевич Борцов рассказывает, как к нему в больницу с инспекцией пришел Кудрявцев. Он остался доволен работой больницы. В конце своего визита Герман Васильевич сказал, что больница − это не завод. По мнению Кудрявцева, посещение медицинского учреждения несет на себе больше ответственности, чем заводского коллектива, а беседовать с больными намного сложнее, чем с рабочими.

      Борцов пишет, что Кудрявцев изменил его судьбу. После своего посещения городской больницы № 7 Герман Васильевич позвонил председателю Ростовского горисполкома Валерию Валентиновичу Желнину и сказал, что рекомендует Борцова в качестве заместителя председателя райисполкома. В это время горком партии возглавлял Борис Иванович Головец. Он тоже поддержал кандидатуру Борцова на должность заместителя председателя райисполкома.

Важная привилегия

      Помню, как много в годы перестройки говорилось о привилегиях партийных работников. Конечно, были у этих людей и неплохие зарплаты, и больше возможностей, чем у простых тружеников, рабочих, врачей и учителей.

      Но сегодня все это кажется смешным, особенно когда знаешь, как зарабатывались миллиарды долларов олигархами в девяностые годы. Или когда слушаешь об очередных коррупционных скандалах. 

      А еще сегодня я с уверенностью могу сказать, что у бывшего первого секретаря райкома партии Германа Васильевича Кудрявцева в жизни была одна привилегия − быть порядочным и честным человеком, Человеком с большой буквы.

Спасибо за то, что были

       Для меня важно, что Герман Васильевич Кудрявцев был в моей жизни. Говорят, что все мы родом из детства. Это так и есть. Именно в детские годы формируется человек, проявляются его способности. Кстати, страхи и комплексы рождаются именно в детстве. Но и отношение к жизни и людям тоже из детства.

     Мне повезло. В мои юные годы меня окружали люди, которые дарили мне любовь. Это важно. Теперь, став уже седым мужчиной, имея немалый жизненный опыт, я понимаю это очень хорошо.

     Вот именно поэтому мне так дорог Герман Васильевич Кудрявцев. Ведь он человек из моей счастливой юности. Он тот человек, который делился со мной теплотой своей души. А больше в жизни ничего и не нужно. Важно только, чтобы тебя любили. Разве не так?

     Говорят, что злых людей дети не любят. Германа Васильевича, как я уже писал, дети обожали. Потому как человек он был светлый.

     Спасибо Вам за то, что были! В моем сердце Вы, дорогой дядя Гера, будете жить всегда. А в том лучшем мире пусть Вам будет так же светло, как и нам было рядом с Вами.

 Георгий БАГДЫКОВ.