РУССКАЯ КОЛОНИЯ НАХИЧЕВАНИ-НА-ДОНУ

РУССКАЯ КОЛОНИЯ НАХИЧЕВАНИ-НА-ДОНУ

12.03.2022 Автор Георгий Багдыков 419

    Русская колония Нахичевани-на-Дону ─ именно так называли русских, проживающих в Нахичевани в девятнадцатом веке. Эта  колония жила небедно, была уважаема местными жителями.

    Коренной нахичеванец и писатель Юрий Прохорович Локтюхов вот как описывал родной дом:

   «Женившись на вдове, жительнице Нахичевани по имени Ирина, мой прадед сподобился построить дом на четыре комнаты, с прихожей, кладовой, тамбуром, через который попадали из дома на крыльцо, а затем непосредственно на улицу. Выстроил летнюю кухню с печкой и холодным погребом, пристроил сарай, курятник, соорудил небольшой хлев в конце двора, выстроил кирпичный флигель, который, как рачительный хозяин, сдавал под жильё квартирантам. В конце подворья была сооружена беседка, густо увитая диким виноградом с круглым столом посередине и скамьями вокруг стола для летнего семейного чаепития из ведерного самовара и встреч с сотоварищами прадеда из артели, с которыми отмечался тот или иной «производственный» успех. Там прошли моё детство, отрочество, юность…»

   Знаете, что больше всего меня приятно удивляло в потомках тех русских людей, которые жили в Нахичевани-на-Дону? Меня умиляла их любовь к этому месту. Они были патриотами Нахичевани. Иногда даже больше проявляли свою любовь к этому бывшему городу, чем местные армяне. Эти русские люди искренне желали, чтобы в Ростове появился Нахичеванский район. Именно таким человеком и был Юрий Прохорович Локтюхов.

    Но вернемся к истории и расскажем, какие отношения складывались между армянами и русскими в Нахичевани-на-Дону.

    Сегодня никого не удивляет, когда та или иная газета публикует письма своих читателей. Оказывается, такая форма общения и обратной связи с читателями была популярна и до октябрьской революции 1917 года. Например, подобные письма читателей вы можете прочитать в дореволюционных газетах «Приазовский край» и «Донская пчела».

    В частности, в «Донской пчеле» за 1890 год было опубликовано письмо попечителя Нахичеванского Софиевского церковно-приходского училища Н.Х. Иванова.

   Надо пояснить, что в Нахичевани существовали три русские православные церкви. В частности, в Софиевской церкви было в то время создано церковно-приходское училище. И попечитель этого учебного заведения Иванов через газету «Донская пчела» решил поблагодарить Нахичеванскую Думу и руководителей этого города.

   Иванов, в частности, писал: «Несмотря на то, что русское училище в Нахичевани существует для детей русского населения и содержится на те небольшие средства, которые жертвуются им в пользу этого дела, ходатайство мое в Нахичеванской городской думе встречено было очень сочувственно и не вызвало почти никаких возражений. Лишь один из гласных, г. Ходжаев, не без основания заметил, что относительно моего ходатайства следует поступить точно так же, как и с другими однородными училищами в Нахичевани, то есть назначить пособие в размере 300 р.

    Мнение это единогласно было принято, и Нахичеванская дума назначила русскому училищу в Нахичевани 300 руб. в год.

   Такое сочувственное отношение к нуждам русского населения в Нахичевани со стороны местной думы достойно всех похвал и аттестует Нахичеванское городское управление с самой хорошей стороны. Как попечитель этого училища, я, кроме того, считаю своим нравственным долгом принести Нахичеванскому городскому управлению свою искреннюю благодарность за гуманное и беспристрастное отношение к делу народного образования, без различия национальностей».

   Надо отметить, что к середине девятнадцатого века в армянском городе Нахичевани сформировалась довольно крупная русская колония. Русские люди в Нахичевани жили в мире и согласии с местным населением. Если не считать каких-то бытовых ссор между соседями, то никаких серьезных конфликтов между русским и армянским населением за все годы существования Нахичевани-на-Дону зафиксировано не было. Это исторический факт. И он говорит сам за себя. Нахичевань-на-Дону была городом веротерпимым, многонациональным и дружелюбным. Это отмечали все современники. Можно почитать воспоминания известной советской писательницы Веры Пановой или выдающегося художника Мартироса Сарьяна, которые жили в Нахичевани, чтобы убедиться в правоте моего утверждения.

   Но не только они об этом писали. Интересные воспоминания   оставил о Нахичевани известный историк Павел Петрович Филевский (1856−1951). Его отец работал в магистрате города. Воспоминания Филевского опубликованы на сайте Ростовской областной детской библиотеки имени В.М. Величкиной, а также в альманахе «Донской временник». Павел Петрович, в частности, писал: «В то время Нахичевань был еще совершенно армянским городом. Все русские говорили по-армянски, а некоторые русские так плохо говорили по-русски, что их не всегда можно было понимать. Чиновники магистрата были все русские древние старожилы города. Русская колония жила в одном месте в саду Чорчопова, где ныне завод «Аксай», в противоположную сторону от Ростова. Отец жил и с русским чиновничеством, которое совершенно не смешивалось с армянами. Прислуга была исключительно русская, прекрасно оплачивалась и была избалована донельзя, потому что ее трудно было нанять». 

    Не менее интересно Филевский описывает то, как армяне любили чествовать местных русских чиновников. Не будем забывать, что армяне все-таки народ восточный, а подобное отношение к власти, с моей точки зрения, у восточных народов в крови.

   «Накануне больших праздников богатые армяне присылали гостинцы секретарю: голову сахару, самого дорогого цветочного чаю, кусок материи, рису, окорока и пр. Отец, было, решительно запротестовал, но скоро увидел, что бороться с этим совершенно невозможно, тем более что присылали люди, не имевшие в магистрате никаких тяжб. Молодец из лавки приносил кулек, клал в передней, и никакие требования взять обратно не влияли. Молодец говорил, что велено доставить, и уходил.

   Потом отец по совету служащих в магистрате махнул рукой и не разговаривал. Они ему сказали, что так от дедов и тут злого умысла нет, а один старый армянин ему сказал: «Ты нас не серди, душа моя, мы хотим с тобой жить хорошо, жалование у тебя маленькое, а мы рады тебе помочь. Зачем брезговать нашим подарком»».

    Но на этом проявления уважения к чиновникам не заканчивались. Вот как описывает Филевский застолья, на которых бывал его отец.

   «Угощали армяне чрезвычайно обильно. Всевозможные сладости то и дело обносили, много танцевали, а больше всего пили вино, водку гораздо менее. В карты на званых вечерах почти не играли. Моя мать часто сердилась на отца, что он приходит с вечеров выпивши, он не оправдывался, но говорил, что у армян иначе бывать нельзя и, чтобы избежать выпивки, надо вовсе не ходить, что он согласен делать, но ему не хочется портить отношений».

   То есть, как мы понимаем, папа Филевского пил с местными армянами, как говорится, не удовольствия ради, а дела для. Кто бы сомневался? Все правильно. Как мужчина с папой Филевского я полностью солидарен.

    Очень многое для развития и процветания русской колонии в Нахичевани-на-Дону сделал нахичеванский голова Минас Ильич Балабанов. В этом я убедился лишний раз, когда вместе с ростовским краеведом Оксаной Мордовиной работал над книгой «Всему городу голова. Минас Балабанов». Именно при Балабанове была построена красивая русская православная церковь Святого Александра Невского в центре Нахичевани. Располагался храм на Полицейской площади (ныне площадь Толстого) на углу со 2-й Соборной улицей (ныне Ереванская). Настоятелем Александро-Невской церкви долгое время был известный нахичеванский священник Иоанн Домовский. Его сегодня в Ростове и в Ростовской области почитают как святого. Отец Иоанн Домовский преподавал Закон Божий в Нахичеванской женской гимназии (сейчас это школа № 13 на площади Свободы). У него учились русские девочки, а армянкам преподавал армянский священник на армянском языке. К дому отца Иоанна на 2-й Георгиевской в Нахичевани непрерывно шли люди, съезжались подводы, посетители шли к батюшке за духовным советом, утешением, исцелением.

   Как я уже писал, в Нахичевани было возведено три русских православных храма ─ Софийская церковь, церковь во имя Святого Александра Невского и церковь во имя Святой царицы Александры. Кстати, из трех русских православных церквей до наших дней сохранилась лишь Александрийская церковь (улица Ченцова, 3).

   Русская колония в Нахичевани-на-Дону успешно росла и развивалась. И уже к началу двадцатого века русские составляли почти половину населения Нахичевани. Интересные статистические данные приводит старший научный сотрудник Музея русско-армянской дружбы Сергей Сергеевич Козлов.

   «В 1900 г. в Нахичевани проживали 30 883 чел., родилось ─ 904, а умерло ─ 514, увеличив население на 390 чел. Как мы видим, естественный прирост был невысок, и рост численности населения осуществлялся за счет приезжающих в город на заработки безземельных крестьян. Национальный состав Новой Нахичевани стал изменяться с начала XX в. В 1904 г. армянское население города составляло 63,8%, русское ─ 33%, других национальностей ─ 3%. Накануне Первой мировой войны армяне уже не имели численного превосходства. Среди населения Новой Нахичевани русские составляли 54,6%, армяне ─ 40%, остальные национальности ─ 5%». (Козлов Сергей Сергеевич ─ старший научный сотрудник отдела «Музей русско-армянской дружбы» Ростовского областного музея краеведения, г. Ростов-на-Дону. «Нахичевань-на-Дону: история и современность (К 240-летию переселения армян на Дон)». Материалы международной научной конференции, г. Ростов-на-Дону, 18–19 октября 2019 г.) 

   Известный ростовский краевед и писатель Владимир Сергеевич Сидоров считал, что «Ростов−Нахичевань ─ феномен мировой культуры». Он, в частности, писал так: «Надо сказать, что мудрые ростовцы и нахичеванцы еще до революции создали благоприятную среду для культурного, социального, экономического, политического взаимопроникновения друг в друга Ростова и Нахичевани. Происходила, выражаясь языком физики, некая диффузия. Даже русские из Нахичевани отличались от русских из Ростова. Нахичеванцы же активно внедрялись в Ростов. Как в этой связи не вспомнить Чалхушьяна, Дерижанова, Балабанова, других, сыгравших в истории Ростова заметную роль. Доходило до того, что, живя в Нахичевани, некоторые из них становились гласными Ростовской городской думы. А как не вспомнить знаменитый гайрабетовский театр? Карп Гайрабетов был нахичеванским головой, другом известного нахичеванского литератора Микаэла Налбандяна. В то же время в соседнем Ростове он становится совладельцем театра, сыгравшего одну из ключевых ролей в развитии донского театрального дела. Кстати, театр этот находился на том месте, где ныне размещается ростовская мэрия». (Газета «Нахичевань-на-Дону». 29 декабря 2000 года)

    Мысль Сидорова о том, что Ростов−Нахичевань ─ феномен мировой культуры, стала для меня в свое время, если так можно выразиться, путеводной звездой в краеведении и в творчестве. И  этот удивительный феномен нам необходимо изучать. И на примере нерушимой дружбы донских армян с русскими и казаками способствовать миру и согласию у нас на Дону.

 Георгий БАГДЫКОВ.