МЕЖДУНАРОДНЫЙ ДЕНЬ СТУДЕНТА

МЕЖДУНАРОДНЫЙ ДЕНЬ СТУДЕНТА

04.02.2022 Автор Георгий Багдыков 235

Теперь День студента мы отмечаем 25 января, в так называемый
Татьянин день. Это название, Татьянин день, пошло от имени
раннехристианской мученицы Татьяны Римской, память которой
чествуют в Православной церкви 12 (25) января. А почему именно в
этот день ныне мы отмечаем День студента? Да потому, что после
подписания в 1755 году императрицей Елизаветой Петровной указа
об учреждении Московского университета Татьянин день стал
праздноваться сначала как день рождения университета, а позднее
и как праздник российского студенчества. Кстати, только с 2005
года 25 января в России официально стали отмечать как День
российского студенчества.
До 2005 года в России, а ранее в Советском Союзе, отмечали
День студента 17 ноября. Почему? А потому, что 28 октября 1939
года в оккупированной нацистами Чехии пражские студенты и их
преподаватели вышли на демонстрацию. 17 ноября немецкие
оккупанты окружили студенческие общежития. Начались
репрессии, казни.
Именно поэтому, в память о погибших чехах, отмечается
Международный день студента. Жаль, что сегодня мы редко об
этом вспоминаем.
Но не только из-за этого я вспомнил Международный день
студента. Недавно увидел по телевизору передачу о дешевых
винах Советского Союза. В частности, показали «Агдам». И я
вспомнил, как в далеком 1992 году я с друзьями отмечал День
студента.
Тогда я учился в Ростовском медицинском институте. Уже около
года как не было Советского Союза. Но старые праздники мы еще
отмечали.
Помню, закончилась лекция, на которой нам рассказывали о
стадиях алкоголизма и степенях опьянения. Я стоял возле УЛК
(учебно-лабораторного корпуса) и курил. Сегодня я этого не делаю
и никому не советую. Но тогда курили многие, в том числе и
студенты-медики. Курили, где только можно и нельзя.
И вот я стоял возле УЛК, как говорит один мой знакомый, отдавал
дань Колумбу, куря популярные тогда сигареты «Ростов», думал о
чем-то, наверное, о вечном.
─ Жорик, ты в курсе, что сегодня День студента? ─ неожиданно
окликнул меня мой однокурсник Миша.
─ Слышал, ─ кивнул я.
─ Пойдем, отметим, ─ предложил Михаил.
─ Да как-то… Только лекцию прослушали о вреде алкоголя, ─
развел я руками.
─ Ты чего? Серьезно? ─ удивился Миша. ─ Да мы же по чуть-чуть…
Пойдем, здесь рядом в магазине «Агдам» продают. Чуть выпьем за
День студента и по домам.
─ Мужики, не знаю, о чем вы тут говорите, но выпить за праздник
надо обязательно, ─ неожиданно встрял в разговор другой мой
однокурсник Серега.
Сережа был старше нас, он пришел к нам учиться после армии, и
мы смотрели на него с уважением, как на опытного, женатого и
умудренного жизнью человека.
─ Ты уверен? ─ спросил я у Сережи.
─ Конечно, ─ кивнул он. ─ Жорик, кончай блатовать, дай мне
сигарету, а то я замучился курить «Астру» без фильтра.
Я угостил ребят «блатными» сигаретами «Ростов». И мы
отправились в ближайший магазин за «Агдамом». В магазине
рядом с прилавком располагались столики, за которыми люди
стояли, пили и закусывали. Выбор закуски был небольшой, как и
спиртного. Был «Агдам» и бутерброды с колбасой непонятного
качества, да еще томатный сок. Сочетание еще то.
Напомню, что «Агдам» это было недорогое крепленое вино.
Кстати, у каждого дешевого вина в то время было свое название.
«Агдам» мы шутливо называли «Как дам!» или «Завтрашнее
похмелье уже сегодня». Например, вермут величали «Верой
Михайловной», а вино «Анапа» именовали «Анной Павловной».
Портвейн 777 именовался нами «очком» или «тремя кочергами». И
так далее…
Мы выпили, конечно, за День студента не одну бутылку
«Агдама». Закуски было мало. Точнее сказать, то, что мы ели,
никак нельзя было назвать закуской. Потом кому-то пришла
трезвая мысль. И мы решили зайти за пивом к бабе Асе. Тогда пиво
продавалось в бочках, за этим напитком стояли большие очереди.
Тары не было. Пиво наливали даже в полиэтиленовые пакеты или
кульки, как мы их называли. Пили это пиво возле бочки из каких-то
майонезных банок. Ужас, конечно, если честно.
Я пытался робко возразить:
─ Ребята, может, хватит? Пиво на «Агдам»… Это лишнее. Мы же
недавно прослушали лекцию об алкоголизме. Неудобно как-то…
─ Чего неудобного тут? ─ удивился Серега. ─ Праздник же у нас
сегодня! Слушай, Жорик, а сколько тебе лет?
─ Двадцать один год.
─ Двадцать один?! Да ты уже здоровый мужик.
Совершеннолетний. Даже по западным меркам. Ты чего пиво
выпить не можешь? Баба Ася нальет нам по пол-литра. Не больше.
Больше не будем. Зато узнаешь всё про стадии опьянения не по
лекционному материалу.
Что я мог ответить? Ну не скажу же, что маленький еще. Потому и
узнал в тот день многое о стадиях опьянения. Должен сказать, что
если после «Агдама» выпить еще, стоя на ветру, пиво, то, правда,
завтрашнее похмелье наступает сразу сегодня.
Дома меня ожидал неприятный разговор с отцом. Я его очень
любил и люблю. К сожалению, его нет уже на этом свете. Папа для
меня всегда был авторитет непререкаемый. Кстати, когда говорят о
культуре питья, то я всегда вспоминаю своего отца и его друзей.
Папа не пил, точнее пил мало, символически. Он много работал.
Был доцентом на кафедре хирургии факультета
усовершенствования врачей, заместителем декана этого
факультета, заместителем главного врача по хирургии медикосанитарной части завода «Ростсельмаш» (тогда известной в народе
как «десятая» больница).
У моего папы и друзья все были малопьющие. Среди его
товарищей были доктора, ученые, профессора, филологи, писатели
и поэты. Когда они с семьями приходили к нам в гости, то пили по
чуть-чуть изысканные вина, коньяки. Говорили о науке, об истории
и литературе. Читали стихи, рассуждали о поэзии и современных
направлениях в живописи.
Как я мог объяснить папе, почему пришел выпивший? Что я мог
ему сказать? Что в «наливайке» пил «Агдам», а потом продолжил
отмечать День студента с местными алкоголиками у пивной бочки
бабы Аси?
Конечно, мне было стыдно. Отец на меня смотрел сурово,
осуждающе. Говорил, чтобы я не смел в таком виде, после
«бессовестных возлияний», появляться в институте, дыша
перегаром на педагогов, позорить его имя и семью, рисовал
картины моего страшного будущего… Жутко вспомнить даже
сегодня. Мне, уже убеленными сединами мужчине, до сих пор
стыдно. Но, как говорится, из песни слов не выкинешь.
Должен сказать, что вообще-то я был примерным мальчиком. И
еще ответственным. Потому пошел в институт на следующий день.
Но папа же говорил, чтобы я не появлялся на занятиях и не дышал
перегаром на преподавателей. Что делать? Ведь пропущенные
занятия надо отрабатывать… То есть приходить и заново все
отвечать.
Помню, у меня были занятия по топографической анатомии и
оперативной хирургии. Преподаватель хорошо знал моего отца. Я
подошел к нему и попросил отпустить меня с занятий, так как я
отравился в столовой.
Преподаватель посмотрел на меня сочувственно, улыбнулся и
сказал:
─ Бедненький, «Агдамом» отравился?
Я обалдел. Откуда он мог знать? Кто ему сказал? Я ведь никому и
ничего не рассказывал. Даже папа не знал, что именно я пил с
товарищами.
─ Георгий Минасович, не смотрите на меня так испуганно. Вчера
был День студента. Вы думаете, я не знаю, как студенты его
отмечают? На хороший коньяк вы еще не заработали. А в
ближайшем магазине продается только «Агдам»… Вот и вся логика.
Эх, молодость, молодость! Ступайте домой.
─ Когда отрабатывать? ─ робко поинтересовался я.
─ Завтра придете на занятия, и я с вас спрошу все. Вы первый
будете мне отвечать. И еще. Георгий Минасович, лучше ничего не
пить, чем пить дешевые спиртные напитки. Поверьте.
С тех пор прошло немало лет. Но я до сих пор следую совету
своего учителя. И, конечно, с ностальгией вспоминаю тот
незабываемый День студента 1992 года.


Георгий БАГДЫКОВ.