«Я ЖДУ УТРАЧЕННОЙ ЛЮБВИ, КАК ЖДУТ ХРИСТА В СВЯТУЮ НОЧЬ»

«Я ЖДУ УТРАЧЕННОЙ ЛЮБВИ, КАК ЖДУТ ХРИСТА В СВЯТУЮ НОЧЬ»

05.05.2024 Автор Георгий Багдыков 130

   Федор Сергеевич Готьян (1904−1958 годы)  был не только хорошим драматургом, писателем и поэтом, а еще и прекрасным педагогом. Он был учителем музыки у моего папы. Мой отец всегда с большой любовью вспоминал своего учителя и его уроки.

В книге «Нахичеванские портреты», вышедшей в свет в Ростовском книжном издательстве в 1991 году, мой отец, заслуженный врач России, публицист и краевед, Минас Георгиевич Багдыков, посвятил Готьяну (1904−1958 годы) целую главу.

В частности, он пишет: «Страна моего детства – это война. У мальчишек в карманах – осколки от снарядов и бомб, порой еще теплые, только что подобранные, шершавые, порох, запалы, короче, не игрушки, а игра со смертью. Центром «культурной жизни» этого периода стал базар. Торговля всякой всячиной, обилие нищих, искалеченных, молящих о подаянии. Все мои мысли вращаются вокруг еды».

Далее мой отец пишет, что он увидел маленькую скрипку, которую кто-то продавал на Нахичеванском базаре вместе с другими вещами. Музыкальный инструмент лежал в красивом футляре. С этой минуты мой папа потерял покой. Он мечтал об этой скрипке. И вот настал счастливый день. Моему отцу, наконец, родители купили эту скрипку. Его повели заниматься музыкой к Федору Сергеевичу Готьяну.

Отец пишет: «Моим вниманием сразу же завладели его руки, мягкие, словно с просвечивающей кожей, коротко остриженными ногтями. А заговорил – и голос мягкий, словно обволакивающий тебя. Впечатление такое, что ты уже давно знаешь этого человека, а главное, веришь ему. Он изнутри светился добротой…»

Видимо, поэтому дети и ученики любили Готьяна. Он умел привить любовь к музыке каждому ребенку, который у него занимался. Мой папа любил в свободное время музицировать на пианино или скрипке. А в студенческие годы он играл в джаз-оркестре.

Только тогда эти оркестры назывались эстрадными. Федор Сергеевич Готьян был известен и как поэт. Вместе со своим коллегой, преподавателем музыкальной школы имени Гнесина, замечательным пианистом и композитором Серафимом Емельяновичем Мелконовым они писали песни и романсы. В свое время их романс «Осень золотая» пользовался большой популярностью в Нахичевани.

Конечно, в советские годы не все произведения Готьяна могли быть опубликованными. Многие его романы и стихи так и не увидели свет. Разве могли в то время быть опубликованными вот такие его строчки из стихотворения «Воскресение»:

Но есть воскресший Иисус,

Есть воскресение полей.

И пробужденье прежних чувств,

И вспышка новая огней.

Шумят ожившие леса,

Цветут сирень, ромашки, лен,

И вновь несется в небеса

Пасхальный, юный перезвон!

Я жду тебя… Приди! Приди!

Мне одиночество невмочь…

Я жду утраченной любви,

Как ждут Христа в святую ночь.

Федор Сергеевич Готьян писал и романы. На мой взгляд, особо интересен его роман «Антон Горбонос».

Над этим произведением автор работал в течение 15 лет! С 1928 по 1943 годы. Повествование начинается с момента переселения армян из Крыма на Дон. Он описывает долгий, изнурительный путь, мытарства в дороге, непростую жизнь на новой родине. В центре произведения трагическая судьба главного героя, Антона – сына армянина-священника, вдовца, не получившего разрешения на повторный брак от Синода, и молодой, неопытной девушки-домработницы.   

Готьян очень интересно пишет, как роднились казаки и донские армяне: «Живя в постоянном соседстве с украинцами и казаками, армяне много заимствовали у них, но и сами тоже передавали им свое, издалека завезенное. Нити сплетались… Старуха-армянка рвала на себе волосы, проклиная сына за женитьбу на русской, пьяный казак волочил по сараю было сворованную «черномазым» дочь… Корни уходили вглубь, все больше и больше завязывался узелок…»

Когда я соприкоснулся с творчеством Готьяна, понял, почему его так любили дети, ученики. Это был по-настоящему одаренный, талантливый, многогранный, добрый, светлый человек. Ведь известно, что злых людей дети не любят. И мне думается, поэтому мой папа, будучи пожилым человеком, сохранял в своем сердце эту чистую, детскую любовь к своему Учителю. А Учитель имел очень нежное и ранимое сердце.

Призраки милые, призраки нежные,

Полосы алые, зори румяные…

Будет вам, будет бесплодной надеждою

Душу тревожить! Она уж поранена.

Будет! Рассейтесь, угасните, милые!

Долго мелькавшие,

долго ласкавшие…

Вечно далекие, неуловимые!

Сил уже нет, чтобы к радуге красочной,

К далям заманчивым, к облачку нежному,

В высь голубую взметнуться мне ласточкой,

Видно, пора мне уняться – мятежному.

Я позабуду мечту долголетнюю,

Вы ж убаюкайте долю печальную −

Дымкою легкою, тенью последнею,

Тенью последнею, вечною, тайною.

31.12.43.

Федор Сергеевич Готьян ушел из жизни в 1958 году. В последний путь его провожали из музыкальной школы, где он работал. На гражданской панихиде филармонический оркестр играл классические произведения. Те произведения, которые любил Федор Сергеевич Готьян.

Вся жизнь Готьяна была связана с музыкальной школой имени Гнесина. Счастье любого учителя в его учениках. А потому Федора Сергеевича Готьяна можно смело назвать счастливым педагогом.

Георгий  БАГДЫКОВ.